facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 134 март 2019 г.
» » Кристина Кармалита. ОЗЯБЛА

Кристина Кармалита. ОЗЯБЛА


(пьеса)


Действующие лица:

ОЛЬГА 
ОЛЕГ



Квартира Ольги. Раздается звонок в дверь. Ольга открывает. На пороге Олег с коробкой конфет в руках.

ОЛЕГ. Раньше так и ходили друг к другу – раз и все. А сейчас 20 раз по интернету спишутся, 10 раз позвонят – скука! Я не вовремя?
ОЛЬГА. Пыль везде. Отопление не отключают, а на улице тепло уже, вот я окна и открываю, а там пыль. И посуда грязная… Разруха какая-то… Проходи!

Олег проходит.

ОЛЬГА. Я просто думаю, что… Я слишком много думаю. А у меня цветок вянет.
ОЛЕГ. Говорят, их надо поливать…
ОЛЬГА. По-моему, он от того, что поливаю, только пуще вянет…
ОЛЕГ. Я вообще-то в цветах не очень…
ОЛЬГА. А мне подарили, вот и  жалко. У меня вообще ничего не приживается. И никто…
ОЛЕГ. Все вянут?
ОЛЬГА.  И обои какие-то вялые, и как-то неуютно… Самолет вон летит — и тот неуютный.
ОЛЕГ. Что-то ты какая-то…
ОЛЬГА. Неуютная?
ОЛЕГ. Я тут рядом был… У старого товарища. Лет пять не виделись, а раньше - не разлей вода, представляешь?
ОЛЬГА. Вот и мне цветок тоже друг дарил, с которым не разлей вода. Дарил, улыбался, мол, чтобы всегда помнила… А сам забыл, не звонит. Я позвоню, а ему и сказать нечего. А цветок вянет… Чаю?
ОЛЕГ. Я, знаешь… Мы вчера с тобой говорили… Про мужа твоего, про всё это…
ОЛЬГА.  Да, да, не первый...
ОЛЕГ. И не последний.
ОЛЬГА. Который уходит… Дура какая-то, влюбляюсь, как собачка – раз и все, хоть пинай меня… (Нечаянно разливает чай на пол.) Черт, теперь точно мыть надо. Чёрт, чёрт, чёрт! Что за дрянь такая эта жизнь? (Берет тряпку, вытирает чай с пола.)
ОЛЕГ. Давай, я?
ОЛЬГА. Добрый какой! И жалеть меня не надо! Сама виновата! Полы надо было мыть, а я не люблю. Вот и ушел, где моют…
ОЛЕГ. Что ты на эти полы набросилась?
ОЛЬГА. Это они на меня набросились. Пыль к ногам липнет – гадость!
ОЛЕГ. Надень тапки!
ОЛЬГА. А я босиком люблю! И вообще, может, я уберусь, а ты потом зайдешь?
ОЛЕГ. Все-таки я не вовремя…
ОЛЬГА. У меня всё не вовремя… А завтра вставать рано.

Олег встает, идет к двери, одевается, протягивает на прощание руку. 

ОЛЕГ. Ну… Пока.

Ольга берет его за руку и не отпускает.

ОЛЬГА.А чай теперь в раковину выливать? Ужасно ведь...
ОЛЕГ. Рука у тебя холодная…
ОЛЬГА (неожиданно весело).  Знаешь, что? Можно сыграть в шахматы! (Достает шахматы, расставляет) Наверняка, обыграешь меня. Но я тоже ничего, со мной не так просто - все говорят. Меня дедушка научил. Гляди, какие! Ручная работа. От дедушки и остались.

Олег раздевается, проходит. 

ОЛЬГА (берет белую и черную пешки, прячет за спиной). В какой руке?
ОЛЕГ.  В той, которая теплее.
ОЛЬГА. А которая теплее?
ОЛЕГ. В которой белая.
ОЛЬГА. А почему ты не носишь светлую одежду? Тебе пойдет.
ОЛЕГ. Не люблю.
ОЛЬГА. Так жарко же летом.
ОЛЕГ. Так весна же...
ОЛЬГА. Почти лето, все растаяло, только прохладно.
ОЛЕГ. Вот мне и теплее в черном.
ОЛЬГА. Вот и играй тогда черными! (Ставит пешки на место) Е2 - Е4!
ОЛЕГ. Гениально!
ОЛЬГА. Посмотрим еще, как я тебя в два счета!
ОЛЕГ. Всегда приятно проигрывать красивой девушке.
ОЛЬГА. И многим красивым девушкам ты проигрывал?
ОЛЕГ. А редко приходилось с девушками играть. Тем более с красивыми.
ОЛЬГА. А мне как-то вообще не приходилось играть с красивыми девушками… Вот мне интересно, как это происходит?
ОЛЕГ. Довольно-таки приятно…
ОЛЬГА. Как происходит, что один изменяет другому? Они просто играют, играют, и… Заигрываются? А потом поздно. Игра такая: им вроде как друг от друга ничего не надо… И один из них в браке. Или оба. И так легко и непринужденно все, так легко и непринужденно - раз… (Делает ход.)
ОЛЕГ (Рубит фигуру).  Следи внимательнее.
ОЛЬГА. А я никогда никого не уводила.
ОЛЕГ.  Мало ли, что там впереди.
ОЛЬГА. Не хотелось бы.
ОЛЕГ.  Шах!
ОЛЬГА. У мужчин мозг заточен под шахматы. Вы же стратеги.
ОЛЕГ. И женщины… Бывают. Хотя я не встречал…
ОЛЬГА. Улыбайся, улыбайся, тебе идет…
ОЛЕГ. И тебе не мешало б. Ты сегодня слишком серьезная.
ОЛЬГА. А обычно легкомысленная?
ОЛЕГ. Обычно веселая.
ОЛЬГА. Значит, сегодня я необычная?
ОЛЕГ. Сегодня ты особенно хороша.
ОЛЬГА. Твой слон тоже особенно хорош. (Рубит слона) Привет!
ОЛЕГ. Заболтала…
ОЛЬГА. Что женщинам остается – отвлечь и съесть.
ОЛЕГ (шутливо).  Так они и уходят…
ОЛЬГА. Женщина виновата, да? Муж ушел от жены – виновата другая женщина? 
ОЛЕГ. Никто не виноват.
ОЛЬГА.  Сначала клянутся в любви, потом уходят, клянутся другим… Как это?
ОЛЕГ. Как-то так… Случается…
ОЛЬГА. Как случается?
ОЛЕГ. Если идет все к тому…
ОЛЬГА. Как это оно идет?
ОЛЕГ. Как-то так… идет…
ОЛЬГА. Как оно может само идти? Шах!
ОЛЕГ. Хороший у тебя был дедушка.
ОЛЬГА. Настоящий мужчина. Сейчас таких нет.
ОЛЕГ. Обидно.
ОЛЬГА. Кроме тебя, разве…
ОЛЕГ. Шах и мат. Чему-то и я научился. Не от деда, правда. Не было у меня дедов, сплошные бабушки. Я покурю, можно?
ОЛЬГА. На площадке. С балкона тянуть будет.
ОЛЕГ. Будешь брать реванш? Готовься, я быстро.
ОЛЬГА. Куряки всегда быстро курят.

Олег выходит. Ольга расставляет шахматы. Ходит по комнате, останавливается у цветка. Возвращается Олег.

ОЛЬГА. Может, так оно и надо, что он вянет? Как вся жизнь…
ОЛЕГ. Господи, ни на минуту тебя одну оставить нельзя!
ОЛЬГА. А ты не оставляй…
ОЛЕГ. Ни на минуту?
ОЛЬГА. (Отряхивает кофту Олега) Известка. Прислонился на площадке…
ОЛЕГ. (Олег берет Олю за руку.) Холодная совсем… Я еще вчера заметил…
ОЛЬГА. Я вчера сильно выпившая была?
ОЛЕГ. Очень милая Оля… Свела с ума моего лучшего друга.
ОЛЬГА. Свела с ума?
ОЛЕГ. Замучил меня звонками! Требует твой номер.
ОЛЬГА. А ты?
ОЛЕГ. Не могу же я давать номер девушки без ее согласия…
ОЛЬГА. Да, конечно… Конечно… Приглянулась другу.
ОЛЕГ. Оля…
ОЛЬГА. Вообще-то у меня еще дела есть.
ОЛЕГ. Какие дела?
ОЛЬГА. Куча дел, завал просто! Без мужа уже дел быть не может?
ОЛЕГ. Причем здесь твой муж?
ОЛЬГА. А причем здесь твои конфеты?
ОЛЕГ. Да я же…
ОЛЬГА. Спасибо! Подруга придет, будет, чем угостить. Подругу твоему другу не надо? Хорошенькая, по странам ездит, вино мне из Италии привезла. Ему коньяк притащит. А мне убраться надо. Завтра гости придут. Гость. Симпатичный, конечно. Тоже симпатичный. Все вы симпатичные, конфеты таскаете. Диабет скоро будет!
ОЛЕГ. Какой гость?
ОЛЬГА. Что, у меня не может быть гостей? Значит, гостя не может быть, а друг – пожалуйста!
ОЛЕГ. Да какой друг, я просто…
ОЛЬГА. У вас все просто: просто пришел, просто ушел, просто цветок подарил. Хотела бы я так просто жить!
ОЛЕГ. Вообще-то сама просила остаться.
ОЛЬГА. В мире все так быстро меняется, не успеваешь уследить…

Олег одевается, выходит. Через некоторое время возвращается, берет конфеты.

ОЛЕГ. Чтобы не раздражали.
ОЛЬГА. Женщины бывают такими дурными… И никогда не говорят прямо.
ОЛЕГ. Да?
ОЛЬГА. Я бы не хотела…
ОЛЕГ. Что?
ОЛЬГА. Остаться без реванша.

Олег раздевается, проходит, садится.

ОЛЕГ. Е2 - Е4.
ОЛЬГА.  Гениально! Так он твой лучший друг?
ОЛЕГ. Я ему доверяю.
ОЛЬГА. Самое сокровенное?
ОЛЕГ. Самое сокровенное я не доверяю никому.
ОЛЬГА. И что же это?
ОЛЕГ. Следи за ферзем лучше.
ОЛЬГА. А от него жена уходила?
ОЛЕГ. Шах! У него не было жены.
ОЛЬГА. И сколько же ему лет?
ОЛЕГ. Тридцать два.
ОЛЬГА. И ни разу не женат. Наводит на подозрения...
ОЛЕГ. Он очень избирателен.
ОЛЬГА. Хорошо, можешь дать ему мой номер!
ОЛЕГ. Зачем?
ОЛЬГА. Шах!
ОЛЕГ. Но ведь…
ОЛЬГА. Почему нет?
ОЛЕГ. Ты же была против.
ОЛЬГА. Я погорячилась. А знаешь что! Позвони ему прямо сейчас! Пусть приезжает. Скажи, что у нас шахматный турнир. А то, что он будет звонить, о чем нам разговаривать? А тут ты есть – беседа завяжется. Мы с тобой лучше знакомы, а с ним что – потанцевали пару раз. Кстати, он неплохо танцует... Неожиданно, да? А я люблю неожиданности! И ты неожиданно пришел! Все как-то интересно складывается этим вечером. Как его зовут?
ОЛЕГ. Юра его зовут.
ОЛЬГА. Он мне, в общем-то, понравился. Танцевал хорошо, нежно так за талию держал. А это имеет значение, имеет. Многое можно сказать. И вежливый, интересный. И взгляд такой вдумчивый. Да, я сейчас лучше вспоминаю, очень вдумчивые умные глаза. Надо ему позвонить, может, что-то получится. А? Думаю, позвать Юру – прекрасная идея!
ОЛЕГ. (достает сигарету и телефон.) Звонить?
ОЛЬГА. Звонить!
ОЛЕГ. (набирает номер). Здорово! Слушай, ты еще помнишь, как ходит конь? Лошадь, который в шахматах. Да тут одна симпатичная девушка хочет с тобой сразиться. Да, прямо сейчас! Не знаю, она скрывает свое имя. Да, такая скрытная девушка. С родинкой, да. На Саде Мичуринцев угловой дом, высотка, он тут один.  Нет, если не можешь, так… Что? Сорок минут? Не знаю, не поздно ли будет… (Оля делает знаки, что все нормально.) Да ты позвони, как подъедешь, разберемся. К чаю? Конфеты есть, вино, говорят, тоже. Да, возьми что-нибудь, не с пустыми ж руками свататься… то есть, играть. Играть! Тебе послышалось, связь тут плохая, стены толстые. Ждет!
ОЛЬГА. Зачем ты это сказал?
ОЛЕГ. Приедет, и поеду.
ОЛЬГА. Мы же пообщаться только…
ОЛЕГ. В таком общении третий – лишний. А Юра – веселый, находчивый… нежный…
ОЛЬГА. Ты что, ревнуешь?
ОЛЕГ. Я? С чего бы?
ОЛЬГА. Я тебя не принуждала, сам достал телефон! Ну и не надо, пожалуйста, позвони, скажи, отбой!
ОЛЕГ. Я что тебе, диспетчер? Все уже, едет! Дергать людей туда сюда – это нормально, по-твоему?
ОЛЬГА. А сначала соглашаться, потом бежать – это, по-твоему, нормально? Мы так не договаривались!
ОЛЕГ. Мы никак не договаривались.
ОЛЬГА. Так давай договоримся!
ОЛЕГ. Давай! Он приезжает, я уезжаю – договорились? В конце концов, у меня тоже есть дела…
ОЛЬГА. Да, у тебя, конечно…
ОЛЕГ. Что?
ОЛЬГА. Нет, ничего… Но, может, ты хотя бы немного побудешь с нами перед тем, как уехать? Десять минут? Твои дела не сгорят за десять минут?
ОЛЕГ. Пойду… Покурю… Доиграть бы надо, у нас все-таки турнир…

Олег выходит, через некоторое время возвращается.

ОЛЕГ. (весело.) Так, на чем мы остановились? Так и до мата недалеко. Заболтала, заболтала! Юрка – отличный парень, да. Все сам делает, стирает, убирает, готовит. Живет-то один, куда деваться? Хотя бывает иногда. То одна, то другая… Но, как правило, не надолго. Все никак ту найти не может. Избирателен, очень избирателен.
ОЛЬГА. Хорошо, я буду осторожна.
ОЛЕГ. Ты не так поняла. Если уж он сходит с ума, это серьезно. Юрка же очень серьезен. Я порой даже шутить боюсь в его присутствии… Но женщины очень довольны. Остаются… Сказка ведь: цветы, конфеты, кофе в постель. Рано утром. Только крошки не любит. Придешь к нему, начнешь есть – кусок в горло не лезет – крошки-то летят, куда деваться? А он не любит.
ОЛЬГА. И что? Выгоняет?
ОЛЕГ. Даже не смотрит на тебя. Говорит что-нибудь и раз так невзначай крошку с пола подымет. Ни слова не скажет, а как-то неудобно уже… Я у него стараюсь не есть.
ОЛЬГА. Хозяйственный.
ОЛЕГ. Золото! Я у него заночевал как-то. Ночью просыпаюсь, в туалет сходить, а пол холодный, зима. Тапочки ищу, а помню, что перед диваном оставлял, когда ложился. Куда делись? Так и пошел, босыми ногами, а в туалете кафель, еще холоднее. Бр-р! А утром смотрю – тапочки аккуратно так стоят в прихожей на полочке. Откуда он мне их достал, там и стоят. Это он ночью убрал. Чтобы порядок был. Золото, просто золото! Шах!
ОЛЬГА. А мне вот не хватает дисциплины, мне она как раз нужна.
ОЛЕГ. Да, как в армии, все по уставу. Подъем в шесть, отбой в десять.
ОЛЬГА. Это у Юры так?
ОЛЕГ. Не любишь рано вставать?
ОЛЬГА. Люблю. Только никогда не получается… А скоро ведь десять, а он ко мне едет.
ОЛЕГ. Ну, пока-то можно и понарушать. Пока еще мало знакомы. А потом все устаканивается, входит в свой обычный ритм. Ты не волнуйся, он приедет.
ОЛЬГА. Я и не волнуюсь. Просто за него беспокоюсь. Зачем его мучить попусту?
ОЛЕГ. Так он же тебе понравился.
ОЛЬГА. Это еще ничего не значит. Встретились, потанцевали, почти не говорили…
ОЛЕГ. А Юра – замечательный собеседник! О самолетах может часами рассказывать!
ОЛЬГА. Он что, авиаконструктор?
ОЛЕГ. Авиамоделист. Читает много. В туалете у него специально книжная полка есть – сидит и читает, читает. А потом рассказывает. Долго, подробно – очень интересно. Ты полюбишь самолеты… самолетики как колбасу!
ОЛЬГА. Откуда ты знаешь, что я люблю колбасу?
ОЛЕГ. А кто ее клянчил вчера весь вечер?
ОЛЬГА. Ну, вчера она была необыкновенна вкусна.
ОЛЕГ. Вчера все было необыкновенным… Мат.
ОЛЬГА. Дедушка был бы мной недоволен…
ОЛЕГ. Дедушка может гордиться. У меня второй разряд.
ОЛЬГА. Так ему и передам! Они с бабушкой всю жизнь вместе прожили и умерли в один год. А сейчас такое бывает?
ОЛЕГ. Надо бы Юрку поторопить. (Достает телефон) А то,что я тут один выигрываю… (В трубку.) Молодой человек, девушка ждет! Что? Понятно. Да, да. Да…  А они что? Понятно… Ладно. Передам, да. Ну, давай… (Кладет трубку.) Он передает тебе пламенный привет.
ОЛЬГА. Что-то случилось?
ОЛЕГ. В «Газель» стукнулся, крыло помял.
ОЛЬГА. Где он? Поехали к нему!
ОЛЕГ. Куда? Все там живы,  протокол составляют, потом в ГИБДД. Мы там зачем?
ОЛЬГА. Поддержать!
ОЛЕГ. Чего там поддерживать? Не ребенок.
ОЛЬГА. Вот видишь! Видишь! Все из-за меня! Идиотка! Зачем надо было все это устраивать!
ОЛЕГ. Причем тут ты?
ОЛЬГА. Я оплачу ему ремонт!
ОЛЕГ. Ты еще и унизить его хочешь?
ОЛЬГА. Почему?
ОЛЕГ. Женщина оплачивает мужчине ремонт его машины! Сама-то вдумайся!
ОЛЬГА. Я же виновата!
ОЛЕГ. Надо сделать виноватым другого?
ОЛЬГА. Я приношу одни несчастья…
ОЛЕГ. Кому ты можешь принести несчастье?.. Родинка…
ОЛЬГА. Что?
ОЛЕГ. Родинка у тебя на шее… Красиво…
ОЛЬГА. Да, все сходят с ума от этой родинки! Девушка? Эта та, что с родинкой? Какая-то нечистая сила! Я даже думала извести ее одно время. Ведьминская отметка.
ОЛЕГ. Может, разобьем бутылку вина об пол? 
ОЛЬГА. Что?
ОЛЕГ. Привезти вино из Италии и грохнуть о русскую землю. Есть в этом что-то сердечное. Успокаивает. Отвлекает.
ОЛЬГА. А почему бы и нет?
ОЛЕГ. Совсем шуток не понимает…
ОЛЬГА. Выпить вина – хороша идея.
ОЛЕГ. Выпить?
ОЛЬГА. Все равно оно открыто. Мы с подругой немного выпили, а потом позвонил ее муж.
ОЛЕГ. Да, мужья иногда звонят не вовремя.
ОЛЬГА. Как и жены. Супруги вообще часто мешают друг другу!
ОЛЕГ.  Смотрю, ты и без вина уже развеселилась.
ОЛЬГА. Нет, я грущу. Очень грущу, не знаю, что делать. Или ты не хочешь?
ОЛЕГ. Так устал пить эти итальянские вина… Только ради тебя.
ОЛЬГА. (достает вино и  бокалы) Любишь, как звенят бокалы?
ОЛЕГ. Люблю, когда в них хорошее вино.
ОЛЬГА. Гурман? Ну, наливай, гурман!
ОЛЕГ (наливая вино).  Тост?
ОЛЬГА. Не женское это занятие – тосты говорить… Ну, давай за… Шахматы?
ОЛЕГ. Дедушку! За настоящих мужчин!

Чокаются, выпивают.

ОЛЕГ. Жалко было б его об пол...
ОЛЬГА. Как-то не очень…
ОЛЕГ. Бывает и получше, конечно, но довольно приличное.
ОЛЬГА. Как-то все это не очень. Мы тут пьем, а у него там машина помята.

Олег достает телефон, набирает номер.

ОЛЕГ. Здравствуйте! Девушка, такси можно на ближайшее? Есенина, 67. По городу. Да. Через сорок минут? Жду, спасибо!
ОЛЬГА. Я же тебя не гоню…
ОЛЕГ. Беспокоюсь за друга. Может, у него психологическая травма. Поедем, посмотрим.
ОЛЬГА. Олег… Как-то это…
ОЛЕГ. Как-то это неудобно. Сижу тут у тебя, вино пью, отдыхаю, развлекаюсь, а друг там страдает, хотя должен быть на моем месте. Обновить, кстати, надо. (Подливает в бокалы вина.) Давай за друзей, чтобы они всегда были рядом, при любых обстоятельствах! (Чокаются, выпивают.) Можно мне только на прощание вас обтанцевать? (Подходит к приемнику, ищет песню.)
ОЛЬГА. На какое прощание?
ОЛЕГ. Мы же скоро поедем.
ОЛЬГА. Я не уверена.
ОЛЕГ. А несчастный автолюбитель? Оленька, о людях надо заботиться. Я вас приглашаю. Честно говоря, потому и пришел, сознаюсь. Вчера мне этой радости не досталось… А сейчас, на прощание…

Танцуют.

ОЛЬГА. Значит, обтанцевать?
ОЛЕГ. Тебе очень понравился Юра?

Музыка меняется на другую, Ольга резко отходит от Олега, подходит к приемнику. 

ОЛЬГА. Идиоты какие-то на радио работают, включают чёрте-что. Ну как это можно слушать? (Выключает музыку) А что, он интересовался?
ОЛЕГ. Я интересуюсь.
ОЛЬГА. Беспокоишься за друга?
ОЛЕГ. За тебя.
ОЛЬГА. А у меня все хорошо, что за меня беспокоится? Подумаешь, муж ушел — не первый, не последний. Видала я этих мужей!
ОЛЕГ. Все еще любишь его…
ОЛЬГА. Никого я не люблю!
ОЛЕГ. Нет бы честно сказать: тяжело. Оно так и легче бы стало.
ОЛЬГА. Да мне и так уже легко, невыносимая легкость! Ну, о какой тяжести ты говоришь?
ОЛЕГ. Предательство.
ОЛЬГА. А в чем оно – предательство?
ОЛЕГ. Да все понятно, вроде.
ОЛЬГА. А мне непонятно. Ну, он предал, да. Пусть. Завел любовницу, ушел к ней, даже не звонит. Ну, пусть. Но почему я-то его забываю?
ОЛЕГ. Да ты весь вечер только о нем и твердишь!
ОЛЬГА. Когда что-то важно – говорить не можешь, а как не важно стало — пожалуйста, давайте поболтаем. Не развелись еще, а уже не важно. Любовь приходит и уходит. А была она? Почему она уходит? Предательство? Вот я и предатель, получается...
ОЛЕГ. Почему?
ОЛЬГА. Потому что разлюбила уже… года не прошло.
ОЛЕГ. Да, надо было уходить в монастырь! В монастырь - за псалтырь!
ОЛЬГА. Не смешно.
ОЛЕГ. Конечно, не смешно. Дело-то серьезное. А давай прямо сейчас! Такси вызвано, куда ехать – не сказано. А? Ну?
ОЛЬГА. Дурак!
ОЛЕГ. Правильно, лучше сидеть дома и расстраиваться. В монастыре кровать жесткая, питание скверное, вино, дай Бог, раз в году. Кстати, вино. У меня гениальный тост. За радость встречи! 
ОЛЬГА. Одни люди встречаются, другие расстаются…
ОЛЕГ. Такси скоро подойдет.
ОЛЬГА.  А если я не хочу?
ОЛЕГ. А как же Юра? Бедный, несчастный Юра? Кстати, он передавал еще кое-что. ОЛЬГА. Что?
ОЛЕГ. Юра немного торопит события…
ОЛЬГА. Какие?
ОЛЕГ. Которые могут и не случиться.
ОЛЬГА. Да?
ОЛЕГ. Он передавал тебе поцелуй.
ОЛЬГА. Поцелуй Иуды?
ОЛЕГ. Какого Иуды?
ОЛЬГА. Искариота.
ОЛЕГ. А при чем тут Иуда?
ОЛЬГА. Не при чем, выражение такое, вспомнилось.
ОЛЕГ. А почему не поцелуй Ромео и Джульетты, не поцелуй принца и Спящей красавицы? Почему именно этот?
ОЛЬГА. Потому что он самый не понятный! Мне всегда было удивительно: Иуда Христа предает поцелуем. Он ведь мог издали указать на Него. Почему подошел и поцеловал? Поцелуй – это же знак любви. Это же вообще высшее выражение любви… Или я не права?
ОЛЕГ. Высшее выражение любви – доверие, Оля. А поцелуй – приятное действие.
ОЛЬГА. Ну да, сначала приятное действие, а потом уходят от жены… (Смеется.) Не обращай внимания, я немного пьяна… Приятное действие! Наверно, чисто мужской подход. Я бы не сказала… Вот ответь, если не трудно. Просто интересно… Тебе как было во время первого поцелуя?
ОЛЕГ. Ну, как, как… Хорошо…
ОЛЬГА. Хорошо?
ОЛЕГ. Да отлично было! Как еще может быть? Ну, а тебе?
ОЛЬГА. Щекотно. У него усы такие были… Да и сейчас есть…
ОЛЕГ. Щекотно? И это всё?
ОЛЬГА. А чего ты хотел? Родители вообще говорили «отвернись», если сцены какие по телевизору. Или: «Закрой глаза». Я думала, это что-то плохое. То есть я так не думала, это было где-то внутри. А что может возникнуть, если тебе говорят «отвернись», когда мужчина и женщина целуются? …А потом уже 18 было, а я все как-то – нет. А ему 30. Даже какая-то гордость, мол, тридцатилетний! …Только я его не любила. Даже влюблена не была. А мне никто не объяснял, как это. Родители как кошка с собакой, в классе все какие-то идиоты, в музыкалке не целутся... Любопытно было. Просто было любопытно… Ну и вот, - вспоминать не хочется. Такой первый поцелуй. Понимаешь?
ОЛЕГ. Понимаю…
ОЛЬГА. А как это было?
ОЛЕГ. Что?
ОЛЬГА. Мне просто интересно, правда. Как это было, когда ты в первый раз целовал?
ОЛЕГ. Хорошо было, ну…
ОЛЬГА. Это я уже поняла... А как это происходило? Что вы делали до этого?
ОЛЕГ. Гуляли…
ОЛЬГА. Подожди! Давай попробуем, я просто подыграю. Я вдруг подумала, может, мне надо проиграть все заново? Я просто буду рядом, будто я та девушка. Или не та... Я просто рядом постою. Почувствую ситуацию. И, может, оно пройдет… Это воспоминание. Я хотела бы, чтобы оно прошло. А то столько лет, а все не проходит... (Становится рядом с ним.) Как она стояла? Здесь? Вы шли?
ОЛЕГ. Шли…
ОЛЬГА. А вокруг что было?
ОЛЕГ. Деревья… было поздно.
ОЛЬГА. Вы шли в парке?
ОЛЕГ. Да, через парк, я провожал ее до дома.
ОЛЬГА. С танцев?
ОЛЕГ. Из кино.
ОЛЬГА. А она была в платье?
ОЛЕГ. В платье.
ОЛЬГА. В каком? Вспоминай!
ОЛЕГ. Да в простом каком-то. Белом в цветочек.
ОЛЬГА. В красный цветочек?
ОЛЕГ. Почему сразу в красный? Разноцветные были цветочки…
ОЛЬГА. А ты брал ее за руку?
ОЛЕГ. Я курил…
ОЛЬГА. Курил?!
ОЛЕГ. Ну да, волновался…
ОЛЬГА. И перед поцелуем ты курил?
ОЛЕГ. Ну, я не знал, что буду целовать. Я курил как обычно. Только больше обычного.
ОЛЬГА. Ну вот, испортил девушке все впечатление! Целоваться с пепельницей!
ОЛЕГ. Сама ты пепельница! Оля, когда девушку целует любимый мужчина, ей все кажется прекрасным, даже запах сигарет. Ты должна это знать!
ОЛЬГА. Да знаю, знаю, я же так... В шутку. Значит, курил... Ну, закуривай.
ОЛЕГ. Что, прямо в комнате?
ОЛЬГА. Потом проветрю.

Достает сигареты, закуривает.

ОЛЬГА. Дыму-то, дыму напускал!
ОЛЕГ. Так, я не понял?
ОЛЬГА. Я шучу, ну чего ты? Давай, она шла здесь.
ОЛЕГ. А платье?
ОЛЬГА. Что платье?
ОЛЕГ. Надевай платье! Ты же хочешь всё воссоздать.
ОЛЬГА. Точно! А то, что я тут в джинсах и в майке - никакой романтики. И не почувствую… Ты знаешь, что женщина совсем иначе чувствует себя в платье? Прямо сразу женщиной. И двигается по-другому, и говорит, и смотрит…
ОЛЕГ. Я выйду на площадку, докурю, а ты пока переоденешься…

Выходит. Ольга выбирает платье, переодевается. Ищет, куда встать. Наконец, садится на диван, ждет. Раздается стук в дверь.

ОЛЬГА. Да!

Входит Олег.

ОЛЕГ. Мне снова закуривать?
ОЛЬГА. Тебе плохо не станет?
ОЛЕГ. Да я-то что. Привычно. Кстати, тогда я тоже курил одну за одной.
ОЛЬГА. Ну, закуривай!

Олег закуривает.

ОЛЕГ. Хорошее платье.
ОЛЬГА. Ты так говорил?
ОЛЕГ. Я так говорю… А тогда я мало, что говорил…
ОЛЬГА. Вы молча шли?
ОЛЕГ. Тогда уже молча. И липой пахло…
ОЛЬГА. У меня нет липы…
ОЛЕГ. Ничего. Мы шли…
ОЛЬГА. Медленно?
ОЛЕГ. Прогуливались…
ОЛЬГА. Слушай, ты скоро докуришь сигарету.
ОЛЕГ. Так я и тогда докурил.
ОЛЬГА. А она куда смотрела?
ОЛЕГ. Вперед. Мы старались не смотреть друг на друга.
ОЛЬГА. А о чем ты говорил до?
ОЛЕГ. О фильме. Что-то рассуждал. Она озябла.
ОЛЬГА. Как озябла?
ОЛЕГ. Ну, вечер, прохладно, она в платье. Как-то обхватилась руками…
ОЛЬГА. И ты предложил ей пиджак?
ОЛЕГ. У меня не было пиджака.
ОЛЬГА. И что было дальше?
ОЛЕГ. Я повернулся. Я не сразу повернулся. Я видел краем глаза, что она озябла, но мне было неловко…
ОЛЬГА. А сколько тебе было лет?
ОЛЕГ. Восемнадцать.
ОЛЬГА. Сколько и мне! А она так обхватилась? (Показывает.)
ОЛЕГ. Ну, как-то да…

Ольга резко уходит к окну, распахивает его.

ОЛЬГА. Заодно проветрим! Сейчас я озябну!
ОЛЕГ. Озябай!
ОЛЬГА. Так мы идем?
ОЛЕГ. Идем.
ОЛЬГА. Воздух теплый, не озябается….
ОЛЕГ. Да… Я отошел к урне выбросить окурок. Вот, я отошел, потом повернулся и подошел как-то близко к ней.
ОЛЬГА. Как?
ОЛЕГ. Вот так…
ОЛЬГА. А она?..
ОЛЕГ. Она смотрела на меня…
ОЛЬГА. Так?
ОЛЕГ. Да.
ОЛЬГА. А ты?
ОЛЕГ. Я спросил «замерзла»?
ОЛЬГА. Слушай, не получается…
ОЛЕГ. Что не получается?
ОЛЬГА. Замерзнуть не получается. Пошли на балкон.
ОЛЕГ. Пошли.

Выходят на балкон.

ОЛЬГА. Пыльно…
ОЛЕГ. Город…
ОЛЬГА. А тогда было пыльно?
ОЛЕГ. Не очень. Я не помню.
ОЛЬГА. А звезды были?
ОЛЕГ. Кажется. Это все только девушки запоминают.
ОЛЬГА. Неправда, мне один молодой человек рассказывал, что были звезды!
ОЛЕГ. Так ты собираешь чужие воспоминания?
ОЛЬГА. Нет. Не подумай. Просто говорили как-то. Случайно. Я никого еще не просила…
ОЛЕГ. Ладно…
ОЛЬГА. Я озябла…
ОЛЕГ. Хорошо озябла?
ОЛЬГА. Порядочно. Ну, выбрасывай свой окурок.
ОЛЕГ. У меня уже нет.
ОЛЬГА. Возьми из пепельницы.
ОЛЕГ. Уж лучше новый сделать.
ОЛЬГА. Куряка! Ладно, ты же тогда тоже одну за одной. Давай!

Олег закуривает.

ОЛЕГ. Наверно, были звезды. И, в общем, не очень прохладно…
ОЛЬГА. Так, может, она нарочно?
ОЛЕГ. Тебе виднее…
ОЛЬГА. Или от нервов. Вроде и не холодно, а тебя морозит. А она нервничала, наверно…
ОЛЕГ. Ей было шестнадцать.
ОЛЬГА. В шестнадцать-то я бы еще как нервничала! Вы вместе учились?
ОЛЕГ. Нет, познакомились через друзей. Она мне очень нравилась…
ОЛЬГА. А как ее звали?
ОЛЕГ. Ленка.
ОЛЬГА. Ленка… Есть что-то в этом. Ленка, Валька, Нинка – так будто ближе, да?
ОЛЕГ. А наверно. Я не задумывался. Просто называл так и все…
ОЛЬГА. Я уже совсем озябла…
ОЛЕГ. А не так уж и холодно, кстати.

Докуривает, отходит, гасит в пепельнице окурок.

ОЛЬГА. Как тогда…
ОЛЕГ. Почти. Только липой пахло. Замерзла?
ОЛЬГА. Замерзла…
ОЛЕГ. Нет, она просто кивнула. И посмотрела.
ОЛЬГА. Посмотрела?
ОЛЕГ. Да, такой взгляд... Будто она ждала этого. Ты ждешь?
ОЛЬГА. Я… А ты?
ОЛЕГ. Я не должен ждать.
ОЛЬГА. Нет, у тебя должно быть намерение. Тогда я буду чувствовать твое намерение и ждать.
ОЛЕГ. А без намерения ты не можешь ждать?
ОЛЬГА. Ну, это же взаимно.
ОЛЕГ. А вдруг я просто так - приятная компания? Если любишь, ждешь всегда — все равно, взаимно или нет.
ОЛЬГА. Но если не взаимно, тогда напрасно ждать.
ОЛЕГ. Ты можешь просто ждать? Безвозмездно? Любовь – это же безвозмездно?
ОЛЬГА. Безвозмездно… Но страшно..
ОЛЕГ. А ты не бойся.
ОЛЬГА. А я и не боюсь…
ОЛЕГ. Боишься, я же вижу!
ОЛЬГА. Боюсь… Я замерзла… Боюсь… Я жду…
ОЛЕГ. Я обнял ее за плечи…

Олег обнимает Ольгу, проводит рукой по её щеке. Вдруг звонит мобильный телефон Олега, он достает телефон не сразу.

ОЛЕГ. Да. Да. Уже скоро еду, да… Нет. Что? Хорошо, возьму. Да. Ну, все, давай.
ОЛЬГА. Холодно совсем…

Заходят в комнату. У Олега раздается сигнал на мобильном.

ОЛЕГ. Такси подъехало.
ОЛЬГА. Езжай домой. Жена ждет…
ОЛЕГ. Тебе идет это платье…
ОЛЬГА. Не надо никому давать мой номер.
ОЛЕГ. И не собирался.
ОЛЬГА. Помою полы, как уйдешь.
ОЛЕГ. Помоешь полы и ложись спать, хорошо?
ОЛЬГА. Книжку почитать можно?
ОЛЕГ. Только хорошую.
ОЛЬГА. Про спящую красавицу.
ОЛЕГ. Не замерзай.

Олег одевается, уходит.

ЗАНАВЕС







_________________________________________

Об авторе: КРИСТИНА КАРМАЛИТА

Родилась в Новосибирске. Закончила факультет психологии НГПУ, сценарный факультет ВГИК (магистратура). Работает в журнале «Сибирские огни». Член Союза писателей России. Соруководитель Товарищества сибирских драматургов «ДрамСиб». Лауреат Международного конкурса драматургов «Евразия-2014», 1-ое место в номинации «Пьеса для камерной сцены» (пьеса «Технический сбой»). Диплом «За жанровое решение сценария (комедия)» в 36-ом Международном студенческом фестивале ВГИК-2016 (сценарный конкурс) за сценарий короткометражного фильма «У двери». Лауреат фестиваля молодой поэзии и драматургии имени Л.А.Филатова (1-ое место, пьеса «Обряд развенчания»). Лауреат (2-ое место) 37-го Международного студенческого фестиваля ВГИК-2017 (сценарный конкурс) за сценарий полнометражного фильма «Мои родители». Лауреат Международного литературного Волошинского конкурса-2018 в драматургической номинации «В поисках радости» (2-ое место, пьеса «В шкафу у бабы Зины»). Шорт-лист конкурса современной драматургии «Читаем новую пьесу» – 2018 в номинации «Пьеса» (пьеса «Он должен прийти»). Организатор поэтических и драматургических мероприятий в Новосибирске и других городах.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
201
Опубликовано 07 мар 2019

ВХОД НА САЙТ