facebook ВКонтакте twitter Одноклассники
ЭЛЕКТРОННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ. Выходит два раза в месяц. Основан в апреле 2014 г.
Книжный магазин Bambook        Издательство Лиterraтура        Социальная сеть Богема
Мои закладки
/ № 134 март 2019 г.
» » Шаура Шакурова. ЗА СИНИМИ ТУМАНАМИ

Шаура Шакурова. ЗА СИНИМИ ТУМАНАМИ


(драма)


 Действующие лица:

 Марат
 Шамиль
 Эльмира
 Залия
 Алла Аркадьевна  


 

Действие происходит в московской квартире

Первая часть

1.

Конец лета. Новая квартира в новом доме на окраине Москвы. Гостиная объединена с кухней, из нее выходят двери в три жилые комнаты, в ванную, видна входная дверь. Входят Алла Аркадьевна и Марат с рюкзаком. 

АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Квартира чистая, после ремонта. Никогда не сдавала, да вот приходится. Паспорт покажете?
МАРАТ. Да, конечно (отдает паспорт,  осматриветсядоволен, но виду не подает)
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Так, Валеев Марат, гражданин России, город Уфа. Хм, Уфа…
МАРАТ. Вы песни любите?
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Что, простите?
МАРАТ. Ну, Шевчук,  Земфира, Губин – наши, уфимские.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА (довольно равнодушно). А…(возвращает паспорт)
МАРАТ. Спиваков в Уфе родился.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Что вы говорите? Не знала. (Пауза) Могу уступить две тысячи.
МАРАТ. У вас бачек подтекает, не дай бог соседей затопите.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА (заглядывает в туалет). Действительно.
МАРАТ. Кафель на кухне не доклеили (показывает на стопку плитки, лежащей на полу кухонной зоны). Я доклею, не проблема. На балконе мусор строительный. Ничего, я вынесу. Санузел совмещенный, это неудобно. Пять тысяч скинете?
АЛЛА АРКАДЬЕВНА (колеблется). А с регистрацией нет проблем?
МАРАТ. Все нормально, я у тети сделал. Но стеснять ее не хочется, знаете ли.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Это, конечно, правильно.
МАРАТ. Кстати, у меня ни разу за десять лет регистрацию не спросили.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Да, на приезжего вы не похожи. С кем будете жить?
МАРАТ. С братом и сестрой. В Уфе работы нет, не сидеть же на шее у родителей. Я с шестнадцати лет в Москве. Окончил МГУ. Пять лет работаю в компьютерной фирме. Зарплата стабильная, все нормально.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Даже не знаю. Боюсь, что попадутся непорядочные люди. Но вы, я вижу, приличный человек. Хорошо, уступлю пять тысяч. Значит за месяц плюс депозит.
МАРАТ. Алла  Аркадьевна, за месяц – вот, пожалуйста. Но депозит – нереально.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА (звонок на мобильник, Марату). Прошу прощения. (В трубку) Да, алло, да, сдаю. Простите, вы из какой страны? Нет, вы неплохо говорите по-русски, но все-таки чувствуется, что вы иностранец…Что? Нет, я не против Вьетнама, даже наоборот. Просто... Я сдаю только гражданам России. Извините. (Марату). Вьетнамцы жарят селедку. А потом этот запах не вытравить. Ладно, сдам вам без депозита.
МАРАТ. Отлично. Тут ровно пятьдесят.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА (подписывает, протягивает договор Марату). Вот договор. Я ничего не меняла, распечатала текст, который вы мне прислали. (Марат подписываетдоговор). Три комплекта ключей. Ну все вроде.
МАРАТ. Не волнуйтесь, все будет хорошо. До свидания. (Запирает дверь за Аллой Аркадьевной дверь, прыгает от радости). Йес! Йес! Йес! (С разбегу плюхается на диван, набирает номер). Шамиль, привет, братан. Все, я нашел хату. С тебя четвертак. Давай, подгребай. Сейчас пришлю адрес на мобилу. Во сколько твой поезд прибывает? Нет, встретить не могу. Вещей много? Возьми мотор. Адрес я сейчас в вацапе скину. Давай. (Кладет трубку. Записывает аудиофайл). Ну слушай, баклан. Бульвар Дмитрия Донского, дом 40, квартира 240 (Отправляет аудиофайл). Так, первый готов. (Звонит) Эльмирка, тебе комната еще нужна? Хата новая, нулевая, рядом с метро. Не ви-ай-пи, конечно, и джакузи нет, но ты говорила, тебе позарез. Ща фотки скину (делает дурацкое селфи на фоне комнат).  Ну, что? Ну, я же говорил. Трешка. Третий кто? Да лох один, как раз сейчас на паровозе к Москве подъезжает. Тоже наш, с какого-то там района. Да он смирный, отсвечивать не будет, отвечаю. Все будет путем. (Пауза) Какой отпуск? Через месяц приедешь? Не понял. Ты че мозг паришь? Тебе комната нужна или нет? Если да, прям щас кидай бабки на карту. Все, давай. Время пошло.

Относит вещи к себе, приносит Чехова и Уайльда, ложится почитать, засыпает.


2.

Звонок в дверь, заспанный Марат открывает, на пороге – Шамиль в спортивном костюме с пузырящимися коленками, в нелепых очках, с тяжелыми сумками в руках

МАРАТ. Шамиль?
ШАМИЛЬ. Да, я…
МАРАТ. С приездом, братан. Давай, помогу.
ШАМИЛЬ. Не надо, я сам…
МАРАТ. Что у тебя там? Картошка? Мясо? Чудак-человек, зачем тащить из аула, надрываться. В Москве все можно купить! Были бы деньги. (Заносят сумки. Шамиль уходит в подъезд, возвращается легко неся пару больших круглых гирь-неваляшек). Ты чё, гири привез? Ну, ты олень.
ШАМИЛЬ. Привез. Я с ними с детства не расстаюсь.
МАРАТ. Да им как будто лет сто, не меньше. Дай-ка гляну.Чугунные. Краска облезла. Чё написано? «СССР». Я же говорю, сто лет.
ШАМИЛЬ. Не сто, почему сто? Пятьдесят, наверное.
МАРАТ. Я ж образно. Все равно прошлый век. Сейчас такие не делают…
ШАМИЛЬ. Не прошлый век, а гири моего отца. Все, что от него осталось. Они мне дороги, понимаешь? Мама купила их в комиссионке... на тележке домой привезла... папе на день рождения. Мне шесть лет было, я помню. Она их подарила...а папа смеялся. Они в тот день ни разу не поругались. 
МАРАТ. Ну, все, я понял. Про гири больше ни слова. Прости, братан.
ШАМИЛЬ. Ладно, ладно. Ты же не знал.
МАРАТ. Слушай, я бежал домой, даже в магазин не заскочил, боялся, ждать будешь.
ШАМИЛЬ. Не надо в магазин! У меня все есть. Вот, мама собирала. (Открывает сумку).
МАРАТ. Ух, ты! Вот это байрам!
ШАМИЛЬ. Сейчас руки помою, ополоснусь. (Достает трико, футболку, полотенце, принадлежности). Где тут ванная?
МАРАТ. Там.
ШАМИЛЬ. Я быстро! (Уходит).
МАРАТ. Так, что тут есть? Аха, губадия! Сладкая или с мясом? (пробует) Ммм…Сладкая... (Раздается звонок на телефон). Алло, да, все в порядке, уверен, банк одобрит кредит, так что я смогу закрыть долг. Только немного подождать надо. (Пауза). Не надо ее искать, я сам решу вопрос, отвечаю. (Пауза) Я понял, понял. (Пауза) Хорошо, договорились. Сразу отзвонюсь. (Кладет трубку). Вот черти!
ШАМИЛЬ (возвращается переодетый). Слушай, после Уфы вода кажется такой мягкой.
МАРАТ. Да, да, и жизнь тут сладкая…

Шамиль готовит стол. Достает из сумок еду: круглый высокий деревенский хлеб, который пекут в печи, банки с соленьями, вареньями, медом, полиэтиленовые мешки с пирожками и другими вкусностями, выставляет на стол. Бережно достает из сумки завернутое в белое вафельное полотенце толстую конскую колбасу – казылык.

ШАМИЛЬ. Вот, мама делала. Казылык. Ты, наверное, и вкус его забыл?
МАРАТ. Согласен, настоящую конскую колбасу в Москве не купишь. 
ШАМИЛЬ. Давай кушать.
МАРАТ. Не знаю даже...
ШАМИЛЬ. Обидишь. Это же из дома!
МАРАТ. Тогда ладно. (Садятся есть). М-м-м... Не казылык, а кайф. Вот он, вкус родины!
ШАМИЛЬ. А то! Мама делала... С любовью…
МАРАТ. Это – да. Иногда в Москве вроде то же самое ешь, а вкус не тот. Дома все родное, и вода, и еда… (Вдыхает аромат казылыка). Ммм… И запахи… Знаешь, в детстве как-то ездили к родне в Бурзян. Вышел утром в поле, а там …кони пасутся! Такие… такие…как в кино… И запах полыни, прям с ума сойти… и горы… На Иремель поднялся, аж дух захватило! Ничего лучше на свете не видел! Реально стоишь среди облаков, а под ногами – горы, леса, реки...Умирать буду только дома, на Урале. Реально тебе говорю. Там душа парит… Там дышать легко…
ШАМИЛЬ. Хорошо сказал! Хоть садись в поезд, и обратно домой.
МАРАТ. Да ладно тебе! Москва она тоже, знаешь, засасывает по самое не могу. Старый анекдот помнишь? Идет Штирлиц по коридору, слышит из кабинета Мюллера звуки курая. Стучит в дверь, спрашивает, ты чего, Мюллер? А тот отвечает: Думаешь, ты один по родине скучаешь? (Шамиль не догоняет). Понятно.  Шома, слушай, может, все-таки в магазин? За знакомство, по сто грамм, чисто символически.
ШАМИЛЬ. Не, мне пить нельзя. У меня папа через водку умер. Если начну – сопьюсь. Фермента нет, в момент пьянею.
МАРАТ. Завидую. А мне столько выпить надо, чтоб опьянеть! Разориться можно.
ШАМИЛЬ. …я, конечно, не очень хороший мусульманин, нарушаю, но все-таки кое-что соблюдаю. Не пью, не курю, свинину не ем. Все пока не получается выполнять.
МАРАТ. Шома, ты это, пока не забыл, отдал бы четвертак за хату.
ШАМИЛЬ. Конечно, сейчас. Вот двадцать пять тысяч. Спасибо, Марат, что бы я без тебя делал?
МАРАТ. Да ладно, нормально все.
ШАМИЛЬ. А хозяйка не будет ругать, что я тут?
МАРАТ. Обижаешь. Я договорился. Сказал, типа ты брат, а Эльмирка – сестра.
ШАМИЛЬ. Правильно сказал! На чужой стороне все мы братья, опора друг другу. Конечно, а как иначе. Мы как семья! (Пауза) А кто это Эльмира? Твоя девушка?
МАРАТ. Не, ты что, знакомая. Казылык, казылык... Давно не ел, отвечаю.
ШАМИЛЬ. Все-таки, почему она с девушками не снимает квартиру?
МАРАТ. Кто? Эльмирка? Говорит с мужиками можно договориться, а с девушками – нет.
ШАМИЛЬ. Вон как. Так-то наша?
МАРАТ. Наша, наша, тоже с какого-то там района.
ШАМИЛЬ. С какого? (Аж вскакивает) Не с Абзелиловского?
МАРАТ. А я знаю? Сам у нее спросишь. Через месяц приедет.
ШАМИЛЬ. Ладно, тогда. (Марат с удовольствием ест, не замечая сомнений Шамиля). Слушай, Марат, но все-таки неудобно, если в квартире девушка.
МАРАТ. Удобно, ты чё? У Эльмирки мания чистоты, ценный кадр при нашей холостяцкой жизни.
ШАМИЛЬ. Не знаю. Мама приедет, что я ей скажу?
МАРАТ. Шамиль, не грузи. Ну, скажешь, что моя сестра. Делов-то.
ШАМИЛЬ. Я врать не могу.
МАРАТ. Да ладно. Чё, серьезно? Как ты в Москве жить собрался?
ШАМИЛЬ. А что, без этого никак?
МАРАТ. Ну, попробуй. Слушай, Шома, а ты плитку клеить умеешь?
ШАМИЛЬ. Я все могу. И сантехнику, и ремонт. Подрабатывал, когда учился в институте. За всю Уфу не скажу, но в Дёме половина объектов моя.
МАРАТ. Значит сделаешь? А то в Москве нанимать накладно.
ШАМИЛЬ. Зачем нанимать? Даже не думай!
МАРАТ. Ну, ты молоток!
ШАМИЛЬ. Так мне не трудно.
МАРАТ. Короче, там с балкона надо мусор вынести, бачок починить, плитку приклеить. Ну, и в целом по квартире ты уж отслеживай, ладно?
ШАМИЛЬ. Хорошо, брат, все сделаю!
МАРАТ. Слушай, наелся. От души, братан! (Уходит к себе).
ШАМИЛЬ (кладет на полку тюбетейку, молитвенный коврик, Коран, обернутый в белую ткань. Берет Чехова, читает вслух) «Меня волнует, оскорбляет грубость, я страдаю, когда вижу, что человек недостаточно тонок, недостаточно мягок, любезен». Что за? А эта…  (Читает Уайльда). «У каждого святого есть прошлое, у каждого же грешника есть будущее». Зачем такие книжки читать, не понимаю. (Звонок на мобильный). Алло. Привет, братишка! Как ты? Как мама? Хорошо. У меня все нормально. Газиз, теперь ты за старшего, ты уж приглядывай за мамой. (Марат в одном полотенце идет в душ, на спине виден огромный красный рубец). Да нормально так-то все. Но уже домой хочется. (Говорит, понизив голос) Тут даже наши как-то по-другому живут. Не знаю, сразу не поймешь. Ладно, все, пока.

 Прибирает стол. Вытаскивает с балкона мешок с мусором, выносит из квартиры. Марат идет к себе, включает энергичную музыку. Возвращается Шамиль, принимается за плитку, задумывается, подходит к двери Марата, стучит.

ШАМИЛЬ. Марат!
МАРАТ. Чё?
ШАМИЛЬ. Ты, если что, подсказывай мне, ладно? Все-таки Москва…
МАРАТ (распахивает дверь, уже одет). Да, все нормально будет, братан!
ШАМИЛЬ. Уходишь?
МАРАТ. Да, дела. Давай, пока! (Уходит).
ШАМИЛЬ. Пока… Эх, сейчас бы растопить баньку… Да окунуться потом в речку…Вот где жизнь! Ничё, лет пять потерплю, а потом заживу по-человечески!

Затемнение, только слышно легкое постукивание молоточком по плитке.


3.

Темно. Внезапно раздается резкий звук телефонного звонка. 

ШАМИЛЬ. Где этот телефон…Алло, кто это? (Пауза) Какая Залия? (Пауза) С поезда? А, да, с поезда…(Пауза)  Как  стоишь возле моих дверей? А зачем ты там стоишь? (Пауза) Сейчас, подожди. (Выходит из комнаты, включает свет, открывает, на пороге Залия с дорожной сумкой). Что случилось?
ЗАЛИЯ. Можно?
ШАМИЛЬ. А? Да, конечно, проходи, садись. (Заносит сумку Залии в коридор. Спохватывается, что в одной простыне) Я сейчас! (Уходит к себе. Залия проходит, садится в кресло, сидит нахохлившись. Выходит одетый Шамиль). Так что случилось?
ЗАЛИЯ. Я приехала, а там закрыто. Вход в общежитие до одиннадцати. Только утром откроют.
ШАМИЛЬ. А меня как нашла?
ЗАЛИЯ. Вы же при мне слушали сообщение. (Подражает голосу Марата) «Ну слушай, баклан. Бульвар Дмитрия Донского, дом сорок, квартира 240». Трудно не запомнить.
ШАМИЛЬ. А, точно. Но все-таки… Ты что, не могла к каким-нибудь подружкам поехать?
ЗАЛИЯ. Я же первый курс, только приехала. Никого не знаю…
ШАМИЛЬ. И что теперь делать?
ЗАЛИЯ. Спать. Я очень хочу скорее лечь спать…
ШАМИЛЬ. Хм, однако… (Двусмысленно) Какая решительная.
ЗАЛИЯ. Нет, я не сразу решилась. Но куда было деваться? На вокзал без билетов не пускают. Метро закрыто. На улице страшно. Подходят всякие, я уже бояться стала. Говорят, то дай закурить, то дай сто рублей. Зашла в какой-то двор, села на качели на детской площадке. Ноги гудят, сумка тяжелая… Тут подростки подошли. Я испугалась. Курить меня заставили… А я курить не умею! Смеются надо мной… Говорят, чё сосешь, это же сигарета, а не соска… (Ее трясет) Там был один такой с челкой, злой, ужас. Сует мне в рот сигарету, и говорит, не будешь курить – задушу. А глаза такие бешеные, такой точно задушит. Я и закурила… Думала отстанут. А они еще больше стали доставать, платье прожгли (показываетподол, прожженный в нескольких местах).
ШАМИЛЬ (растерян, приносит плед, стакан воды). Успокойся…Попей водички…
ЗАЛИЯ (прорвало, плачет). Страшно… Я уже думала все… …убьют или покалечат... Тут отец этого с челкой подбежал, битой стал размахивать, кричать, разогнал всех. Мне велел уезжать. Ментам пригрозил сдать. Вот я и подумала, что лучше сюда, чем в полицию. Я московскую полицию еще больше боюсь, понимаете? Он такси вызвал и говорит: «Адрес назови». А я в Москве только два адреса знаю: общежития и ваш. Вот я и назвала…
ШАМИЛЬ. Правильно! Надо было сразу так сделать! Что же ты? Все-таки земляки! Не чужие люди! (Открывает дверь в комнату Эльмиры, включает там свет). Вот, ложись тут. Постель, одеяло – все есть. Можешь закрыться... Хочешь чаю? Или покушаешь?
ЗАЛИЯ. Нет, не надо. Спать хочу. Сил нет. Утром я уйду, и вы меня больше не увидите. Спокойной ночи. (Скрывается за дверью комнаты, щелкает замком).
ШАМИЛЬ (говорит в закрытую дверь). Спокойной ночи. (Уходит к себе)


4.

Утро. Шамиль накрывает завтрак на двоих. Поправляет волосы, очки, одежду, несмело стучится к Залие, никто не отвечает.

ШАМИЛЬ. Залия, ты еще спишь? (Открывается входная дверь, входит Марат).
МАРАТ. Чего это у нас не заперто?
ШАМИЛЬ (догадываться, что Залия ушла, толкает дверь в комнату). Ушла…
МАРАТ (радостно усаживается поесть). О, уже и завтрак готов, отлично! Я в тебе не ошибся, братан! У меня вот реально только адское хрючево получается. А ты чего не ешь?
ШАМИЛЬ. Расхотелось…
МАРАТ. А я всегда есть хочу. Слушай, прикинь, кого я сейчас встретил? Подъезжаю на моторе к подъезду, оттуда девчонка выходит, такая ниче, всё при ней. Сумку тащит. Я чё-то прикололся, спросил по-башкирски «Хэлдэр нисек?»[2]. Она реально отвечает: «Рэхмэт, хэйбэт»[3]. Села в такси и уехала. Я офигел. Стоял, как дурак минут пять, вслед смотрел. Такая…Ну ты прикинь, меня пробила, прожженного пацана! Дела...
ШАМИЛЬ. Где?

Бежит на балкон, смотрит вниз, машет рукой, уходит к себе.

МАРАТ. А чё ты подорвался?Я первый ее увидел, так что даже не думай, моя тема. Хотя, конечно, молодая очень, с такими возни много… Но перед такой не устоять…нет…(Шамиль возвращается в деловом костюме, на ходу проверяет, все ли бумаги в папке. Марат аж присвистывает). Ничесе! Увидел бы на улице, реально не узнал бы. Знаешь, Шома, сейчас тебе трудно будет, новый коллектив, притирка, всё такое, но в принципе, у тебя все пучком: в институте учился, в банке работаешь. А вот я универов не кончал, образований не имею. Вот так вот (проводит ладонью по горлу) надоела ночная жизнь. Но ничего другого я не умею.
ШАМИЛЬ. А что ты делаешь? Я не понял.
МАРАТ. Я диджей…(Шамиль не понимает). Ну, это тот чувак, который в ночном клубе музыку крутит… Ты чего, в клубе ни разу не был?
ШАМИЛЬ. Нет. Мне не надо…
МАРАТ. Ну да, тебе зачем… Слушай, Шома, может, устроишь меня охранять твой банк?
ШАМИЛЬ. Марат, я же только-только устроился… Никого не знаю пока…
МАРАТ. Не бери в голову, я так, прикололся, ты чё. Ладно, я спать. (Уходит к себе).
ШАМИЛЬ (на автомате убирает за Маратом. Его осеняет). Телефон! (Набирает номер)Алло, Залия, ты где? В такси? Почему уехала? (Пауза) Я это… волновался. Давай это, встретимся сегодня. Я это, буду ждать. (Кладет трубку). «Это», «это», тьфу! Точно, олень. (Уходит из дома).


5.

Вечер. Звонок в дверь, из своих комнат выходят Марат и Шамиль.

МАРАТ. Вдруг участковый? Шома, давай туда. (Шамиль запирается в ванной, Марат открывает, на пороге Эльмира). Ничё себе, какие люди. (Обнимаются).
ЭЛЬМИРА. Мара, я опять в пролете.
МАРАТ (забирает чемодан). А конкретно?
ЭЛЬМИРА. Жена раньше времени прилетела. Кто-то стуканул, наверное.
МАРАТ. Зачем с женатым связалась?
ЭЛЬМИРА. Где ты видел холостых олигархов? Если холостой, то с кукушкой в голове. Или играет за другую команду.
МАРАТ. Понятно. Давай накатим. Полегчает, отвечаю.
ЭЛЬМИРА. Тема. (Достает пачку сигарет).
МАРАТ. Шамиль не разрешает курить дома.
ЭЛЬМИРА. Где ты это ископаемое нашел?
МАРАТ. Как обычно. Дал в земляческой группе объявление, вот он и нарисовался.
ЭЛЬМИРА. Мы с ним выживем?
МАРАТ. Перевоспитаем (убирает со столика на полку тюбетейку, молитвенный коврик).
ЭЛЬМИРА. Ничего себе. Он что, реально на Коране сидит?
МАРАТ. Не выдумывай. Ну, молится человек иногда, что тут такого?
ЭЛЬМИРА. Не, слушай, а вдруг он сектант? Или, еще хуже, фанатик?
МАРАТ. Аха, как же. (Сдается) Девушка к нему ходит …
ЭЛЬМИРА. Да ладно…
МАРАТ. А я о чем! Не видел, но слышал. Смеется так, будто колокольчик звенит…Елки-палки, про Шому забыл! (Стучится в ванную). Шамиль, выходи!
ШАМИЛЬ (выходит). Здравствуйте…(Под впечатлением от яркой внешности Эльмиры).
МАРАТ. Эльмира, знакомься, это Шамиль. Спортсмен, трезвенник, белый воротничок. Железный человек с железными правилами. А это – наша долгожданная Эльмира.
ЭЛЬМИРА. Очень приятно.
ШАМИЛЬ. Взаимно. (Злится на Марата). Чего ты?
МАРАТ. Что не так?
ШАМИЛЬ. Издеваешься.
МАРАТ. Тебе показалось.
ШАМИЛЬ. Не показалось. Нашел железного человека… (Уходит к себе).
ЭЛЬМИРА. Ты палку не перегнул?
МАРАТ. Да ладно.
ШАМИЛЬ (выходит из комнаты). Эльмира, ты с какого района?
ЭЛЬМИРА. С Альшеевского... С Раевки. (Шамиль разочарованно машет рукой, уходит, Эльмира этого не видит, продолжает рассказывать)…но родом я с Учалинского района. В отпуск сначала к родителям еду, а потом – в Учалы, друзей там много…Скучаю по родным местам (оборачивается, Шамиля уже нет). Не, нормально? Спросил и ушел…  (Достает бутылку из пакета с надписью дьюти-фри). Открывай. Я сейчас только такси вызову. Надо съездить ненадолго (уходит к себе).
МАРАТ (берет бутылку). О, уважаю! (ставит на столик, достает бокалы, закуску)
ЭЛЬМИРА (возвращается). Нормальный закусон.
МАРАТ. А то! Шамиль покупает только хорошую еду. (Садятся за стол). Тот сонник у тебя еще есть? Посмотришь?
ЭЛЬМИРА. Да не вопрос (приносит из своей комнаты «Сонник»).
МАРАТ. Короче такой сон. Иду, я, значит, а передо мной – синий туман. Такой густой, яркий, горячий…реальный жар от него идет… Я чувствую, что внутри тумана, кто-то есть… Еще чуть-чуть и все, меня засосет. Ноги  ватные, убежать не могу… Жесть, короче… Оборачиваюсь, темнота. Только на горе избушка, окошко светится. Но туда уже не добраться. На этом месте просыпаюсь в холодном поту, не знаю что дальше. Уже неделю каждую ночь снится этот сон.
ЭЛЬМИРА. Ничего себе… (листает «Сонник») Туман, туман…Аха,  про синий туман даже есть. Вот, слушай: «Если снится, что в синем тумане есть нечто, наводящее ужас, то это знак, что наяву вас ждет опасность от человека, причинившего вам много зла…».
МАРАТ. Понятно, фигня какая-то. (Эльмира пожимает плечами, дескать, как знаешь. Пьют молча). Завтра куда летишь?
ЭЛЬМИРА. Прикинь, опять в Дубаи. Надоело.
МАРАТ. А че, подцепишь себе богатого араба, останешься в Эмиратах.
ЭЛЬМИРА. Сто пятой женой? Нет, спасибо. Слушай, а ты чего не женишься?
МАРАТ. Да я не против. Но все не то. Хочется, чтобы родной человек был. Не знаю… Сложно это…
ЭЛЬМИРА. А девушки как, при деньгах?
МАРАТ. И таких полно, только это не моя тема, отвечаю. Я альфонсом не был и не буду. Иногда приходится в жизни ловчить. Если что – я не горжусь, даже мерзко бывает от этого на душе. Но это так, вынужденная мера в особых обстоятельствах.
ЭЛЬМИРА (звонит мобильник). Алло… Да, заказывала. (Кладет трубку. Марату) Все, меня такси ждет. (Убирает со стола, забирает из своей комнаты сумочку).
МАРАТ. В клуб не подбросишь? Если по пути.
ЭЛЬМИРА. Да не вопрос. (Уходят).


6.

Конец сентября. Звонок, открывается дверь, в квартиру заглядывает Шамиль. Входит, чуть ли не на цыпочках, осматривает коридор, гостиную. Из ванной слышен шум воды.

ШАМИЛЬ (шепотом). Заходи! Быстрее!

Входит Залия, снимает туфли, крадется босиком вслед за Шамилем, едва успевают заскочить в комнату, из ванны выходит Марат, слышит звук закрывшейся двери.

МАРАТ. Шамиль! Это ты?
ШАМИЛЬ. Да, я!
МАРАТ. Как дела? (Толкает дверь в комнату Шамиля, заперто).
ШАМИЛЬ. Нормально! Я сейчас выйду (выходит).
МАРАТ. Что с тобой? Ты какой-то странный.
ШАМИЛЬ. Все нормально.
МАРАТ. Да? Уже второй раз говоришь, что нормально. Слушай, кран посмотришь? Подтекать начал, как бы не сорвало. (Не выслушав ответа, уходит из дома).
ШАМИЛЬ (вслед). Обязательно. (Достает еду, ставит на стол).
ЗАЛИЯ (выглядывает из комнаты Шамиля). Ушел?
ШАМИЛЬ. Да. Садись, покушаем.
ЗАЛИЯ (выходит из комнаты). Всего месяц прошел, с тех пор как я пришла сюда в первый раз. Всего месяц! А как будто очень давно! Теперь все как-то по-другому. За это время многое изменилось, я изменилась... Чудесный месяц...
ШАМИЛЬ. Ты чего не ешь?
ЗАЛИЯ. Не хочется.
ШАМИЛЬ. Хоть чаю попей. С травами заварил. Вот молоко. Мед.
ЗАЛИЯ.  Спасибо (едва отпивает, пробует мед), вкусный. Липовый?
ШАМИЛЬ. Угадала. С нашей пасеки. А вы пчел держите?
ЗАЛИЯ. Да, даже на продажу остается.
ШАМИЛЬ. Молодцы! Я тоже развернусь, только подкоплю денег. Еще один бизнес придумал. Хочу сушеный курут в пакетиках продавать. Делать вот такие маленькие шарики. Едешь в метро, есть захотел, достал шарик и все, заморил червячка. Лучше чем чипсы. И для желудка полезно. Хорошая идея?
ЗАЛИЯ (задумывается). Да, наверное. (Встает, ходит по комнате. Достает с полки Коран, раскрывает). Это Коран? Я посмотрю…
ШАМИЛЬ (подлетает) Ну-ка, ну-ка… Не надо, не трогай! Это тебе не игрушка! (Забирает из рук Залии, бережно кладет обратно).
ЗАЛИЯ. Извини…
ШАМИЛЬ. Ты это, не обижайся. Священная книга все-таки, нельзя ее просто так трепать.
ЗАЛИЯ (подходит к балкону. Ей явно хочется сменить тему. Непроизвольно вскрикивает). Ух, ты! Так высоко! Аж дух захватывает!
ШАМИЛЬ. Конечно… Двадцать четвертый этаж…
ЗАЛИЯ. У меня как будто крылья выросли! Как будто я сейчас взлечу! Я как могучий беркут стою на вершине самой высокой скалы! Вся округа видна! Как на ладони! Удивительное, удивительное чувство! Шамиль, а ты можешь каждый день видеть эту красоту. Фантастика!
ШАМИЛЬ (подходит сзади, обнимает Залию, зарывается лицом в ее волосы, оба замирают). Твои волосы пахнут полынью и горячим степным ветром. Кажется, что сейчас открою глаза, и снова буду стоять на родной земле.
ЗАЛИЯ (поворачивается к Шамилю). Так хочется домой... Там даже ветер как будто всегда теплый, родной...
ШАМИЛЬ (целует волосы Залии). Ах, ты моя маленькая птичка, мой маленький беркут…
ЗАЛИЯ. Шамиль… У нас ведь серьезно?
ШАМИЛЬ. Конечно… Все будет хорошо… 
ЗАЛИЯ. Шамиль… Мне страшно…Как будто сейчас внутри все оборвется… Как будто стою у обрыва и сейчас шагну в бездну…
ШАМИЛЬ. Глупенькая…Ты же беркут! Ты взлетишь высоко, я знаю…
ЗАЛИЯ. Шамиль…
ШАМИЛЬ. Залия… (Поднимает Залию, уносит ее как пушинку к себе в комнату).
Возвращается  Марат, ищет свой мобильник. 
МАРАТ. Где же мобила…А, вот он где…(В это время раздается тихий стон, скрип кровати, смех и т.п.). Ничё себе, какой энергичный аул пошел! (Уходит из квартиры). 


7.

Вечер. В квартиру входят Шамиль и Марат с покупками. Марат падает в кресло.  Шамиль разгружает пакеты, готовит ужин.

МАРАТ. Все, Шамиль, я пас. Тебя в супермаркет пускать нельзя.
ШАМИЛЬ. Я зарплату получил. Первую! Московскую!  Это надо отпраздновать.  Уже месяц в Москве!
МАРАТ. Сначала гони за хату четвертак. Хозяйке, плюс за коммуналку, интернет. А, еще за консьержа.
ШАМИЛЬ. Ладно-ладно, я тебе верю, на, возьми, тут ровно (отдает деньги). (Вытаскивает из пакета большой платок с розами, калоши, перочинный ножик) Смотри, какой платок я маме купил.
МАРАТ. Калоши зачем? Дома калош что ли нет?
ШАМИЛЬ. Не, таких не бывает. У мамы тридцать четвертый размер. А в наш магазин только сорок второй привозят.
МАРАТ (выхватывает перочинный ножик). О, дай глянуть. (Играет с ножиком).
ШАМИЛЬ. Это я братишке, Газизу купил. Он у меня в одиннадцатом классе. Учится хорошо, вообще молодец. У нас в ауле школу закрыли, так братишка каждый день ходит пешком в райцентр. И пешком домой возвращается. Каждый день! Зимой,  бывает, волки выходят на дорогу. Поэтому Газиз с топором ходит. Пусть у него еще будет хороший нож. Во, смотри, какой. Взял, нажал (на кнопку) и все, готово. Против волка не лишнее.
МАРАТ. Волки? Никогда не видел волков… А чё, прикольно! (фехтует ножом).
ШАМИЛЬ. В прошлом году волки загрызли пастуха...
МАРАТ. Понятно. (Кладет нож на место).
ШАМИЛЬ. ...Так у нас часто волки на людей нападают. Вот пару лет назад...
МАРАТ. Понял, понял! Хорош уже… А чё, прям такая тяга к знаниям? Я бы бросил к едрене фене школу, не стал бы учиться.
ШАМИЛЬ. С девушкой из класса дружит. Без нее не может совсем. Вот, туалетную воду для нее попросил (Достает коробку).
МАРАТ (смотрит на коробку). Французские? Не хило! Ты прям Дед Мороз! Чё, с каждой зарплаты будешь проставляться? Ноги не протянешь?
ШАМИЛЬ. Нет, только с первой. У меня правила, знаешь, какие железные? А все почему? Человек без правил расслабляется. А мне расслабляться нельзя. Я вот в Уфе в банк устроился. Платили совсем мало, не как здесь. Стал стараться в Москву попасть. Резюме каждый день рассылал. И вот, получилось! И дальше получится. (Пауза) Деньги надо копить. Дом у нас старый, еще дед строил… (Мечтательно) В тридцать лет домой вернусь, женюсь. У меня будет большой двухэтажный дом. Обязательно с балконом. Мать к себе заберу. Пусть на старости лет нормально поживет. Машину куплю… Не хочу в Москве жить. Народу много, в метро не продохнуть, все злые… Не для меня такая жизнь. Вернусь потом, биллахи, вернусь…Вот только денег накоплю…
МАРАТ. Все мы потом вернемся…Когда-нибудь и там жизнь наладится...
ШАМИЛЬ. …тут жизнь мимо идет. Дом – работа, дом – работа. В выходные отсыпаться, убираться, стираться, да в магазин, чтоб затариться на неделю. И все! А там, если есть дом и машина, жить можно. Картошку посажу. Пусть мало денег, на жизнь бы хватало и ладно. Хорошо в районе работать. Что там в райцентр ездить на работу, если есть машина? Тогда и волков можно не бояться, понимаешь? (Звонит мобильник). Алло... Газиз, братишка, завтра пошлю подарки. Тебе, маме… Купил, купил я твоей Алтынай эту воду, не переживай. Обрадуешь девушку. Что? Хочешь предложение сделать? Может, вначале на ноги встанешь?  Что? Сейчас любишь? Люби себе на здоровье, но жениться зачем? Что? Сказала, подумает? Вот молодец девушка, умная! Конечно, надо подумать! Зачем спешить? Еще есть время! Ладно, не переживай, все будет хорошо. (Начинает злиться) Да нормально все будет, я тебе говорю! (Удивленно) Бросил трубку…
МАРАТ. Любовь?
ШАМИЛЬ. Может, и любовь. Но жениться не обязательно. Можно совсем без любви жениться. Эх, был бы отец жив – он бы объяснил. А я далеко. Главное, чтобы девушка была хорошая, правильная. Ну, ты понимаешь?
МАРАТ. Вообще-то нет.
ШАМИЛЬ. Чтобы до свадьбы ни-ни… Верно говорю?
МАРАТ (пожимает плечами). Да мне пофиг. Я и сам не святой.
ШАМИЛЬ. Так ты мужчина…
МАРАТ. А эта, вчера которая?
ШАМИЛЬ. А что вчера?
МАРАТ. Да ладно, колись. Кто такая?
ШАМИЛЬ (не выдерживает, хвастает). Семнадцать лет. Первый курс педагогического.
МАРАТ. Ты с ума сошел? Совсем девчонка же!
ШАМИЛЬ. Так и я не старый!
МАРАТ. На восемь лет старше, вообще-то. (Звонок в дверь). Наверное, хозяйка.

Шамиль уходит к себе. Марат открывает, входит Алла Аркадьевна.

АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Прошу прощения за поздний визит…Дела задержали…
МАРАТ. Да нет проблем…
АЛЛА АРКАДЬЕВНА (проходит в гостиную. Марат идет следом) Замечательно… И плитку доклеили… И на балконе чистота…
МАРАТ. Бачок починили…За порядком следим, не волнуйтесь.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Отлично…
МАРАТ. Счета оплатил. Вот деньги за квартиру…
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Здесь пятьдесят тысяч?  
МАРАТ. Да, ровно пятьдесят. Алла Аркадьевна, знаете девушку, лет шестнадцати, хрупкую, с длинными волосами, живет в нашем подъезде …
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Голубчик, никого не знаю. Мы здесь ни дня не жили. Квартиру для сына покупали, а он в Америку уехал. Возвращаться не хочет, там у него хорошая работа… В Москве ему делать нечего, я понимаю… Но душа все равно болит…
МАРАТ. Как же ее найти...
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Девушка понравилась? А вы попробуйте обойти все квартиры.
МАРАТ. Точно! Прямо сейчас пойду!
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Не поздно? Десятый час.
МАРАТ. Ничего…Я извинюсь…

Марат и Алла Аркадьевна выходят из квартиры. Выходит Шамиль, он в шоке. 

ШАМИЛЬ. Как пятьдесят тысяч? Я не понял!

Берет одну гирю, потом вторую, взвешивает, как бы примеряясь для удара.


8.

Входит Эльмира и Марат, не обращают внимания на Шамиля.

ЭЛЬМИРА. В первый раз вижу, чтобы тебя кто-то зацепил…
МАРАТ. Да я сам в шоке.
ШАМИЛЬ. Марат! Поговорить надо!
МАРАТ. Шома, давай потом (собирается уходить).
ШАМИЛЬ (встает на пути). Ты заплатил хозяйке пятьдесят тысяч, я слышал! А с нас берешь по двадцать пять. Как так?
ЭЛЬМИРА. Марат, это правда? (Марат молчит) Я же тебе доверяла! Единственному человеку в Москве! Считала «Марат – молоток», «Марат – настоящий»! А ты? Кто ты после этого? (Марат молчит). Может, у тебя проблемы? Ну чего ты молчишь?
МАРАТ. У меня не было другого выхода.
ЭЛЬМИРА. Так не бывает! Если что-то случилось – скажи об этом прямо. Но вслепую как лохов разводить – самая настоящая подлость!
МАРАТ. Согласен, стремно. Извините, так получилось. Ладно, я пошел (уходит).
ШАМИЛЬ. Что делать будем?
ЭЛЬМИРА. Не знаю. Так-то квартира хорошая, нулевая. Другую искать – гемор, еще и дороже выйдет. Хотя согласна, противно все это.
ШАМИЛЬ (продолжает кипятиться). Пусть тоже платит! Зачем земляков обманывает?
ЭЛЬМИРА (задумчиво). Интересно, что у него за проблемы? Марат не кидала. Тут что-то другое.
ШАМИЛЬ. Ты все еще ему веришь?
ЭЛЬМИРА. Знаешь, как мы с Маратом познакомились? Я искала деньги на лечение мальчика из соседнего аула. Операцию надо было делать срочно, а денег не хватало. Марат услышал от земляков, нашел меня, дал денег. Много денег. Вот так вот взял и отдал незнакомому малайке накопленное за несколько лет. Теперь наш пацан, наш Раянчик школу заканчивает.

Подумав, Шамиль молча уносит гири к себе. На мгновение воцаряется тишина. Вдруг в подъезде раздаются крики, топот ног. 

МУЖСКОЙ ГОЛОС-1. А ну стой! Падла!
МУЖСКОЙ ГОЛОС-2. Держи его!
ЭЛЬМИРА. Что там?
ШАМИЛЬ. Мочат кого-то  в подъезде. Где-то близко.
МУЖСКОЙ ГОЛОС-1. Вот тебе, тварь! Думал не найдем? (Слышны глухие удары, стон).
МУЖСКОЙ ГОЛОС-2. Хорош уже!
МУЖСКОЙ ГОЛОС-1 (входит в раж, удары еще более глухие). На тебе, на!
ИСТОШНЫЙ ЖЕНСКИЙ ВОПЛЬ. Прекратите сейчас же! Я полицию вызову!
ЭЛЬМИРА. Точно, надо полицию вызвать! Где мой телефон?
ШАМИЛЬ. Стой! (Встает на пути) Тётка позвонит. А нам светиться не надо, мы тут чужие. Потом затаскают.
ЭЛЬМИРА. Чего? Ты обалдел что ли? (Вырывается, ищет телефон) А если она не дозвонится? А если его убьют?
ШАМИЛЬ. Если, если... Кого? Ты даже не знаешь кто это!
МУЖСКОЙ ГОЛОС-1 (орет). На, тварь, получай!
ЭЛЬМИРА. Шамиль, сейчас ты становишься соучастником преступления! Ты понимаешь? (Находит свой телефон, он разряжен). Чёрт, разрядился. Дай мне свой!
ШАМИЛЬ. Не дам.
ЭЛЬМИРА. Дай, говорю!
ШАМИЛЬ. На, на, возьми! (Швыряет телефон на диван).
МУЖСКОЙ ГОЛОС-2 (шум драки). Тормози, убьешь!
ЭЛЬМИРА (хватает телефон). Как с мобильника в полицию звонить? Господи, я не помню. (Внезапно наступает жуткая тишина, Эльмира и Шамиль аж застывают на месте). Все, убили.

С грохотом распахивается дверь, в квартиру вваливается окровавленный Марат в изодранной одежде. 

ШАМИЛЬ. Так это ты?
МАРАТ. Дверь!

Шамиль бросается к двери, запирает, почти сразу раздается дикий грохот – дубасят по двери. Кажется ее сейчас вынесут.

МУЖСКОЙ ГОЛОС-1. Открой! Падла! Открой! Убью!(Слышны звуки полицейской сирены).
МУЖСКОЙ ГОЛОС-2. Атас, уходим! Заметут! Слушай ты, клоун, имей в виду, мы тебя предупредили. Не отдашь бабки, замочим эту твою бортпроводницу и очкарика.

Эльмира, Шамиль в шоке. Слышен топот ног, вскоре все стихает.

МАРАТ. Ну чё, вроде пронесло.

 
Вторая часть

9.

Марат с перебинтованной головой, Шамиль, Эльмира сидят за столом. Эльмира достает водку. Ребята жестами отказываются. Эльмира разливает чай, но никто не пьет. 

ЭЛЬМИРА. Марат, давай колись уже. Мы теперь с Шомой точно при делах. Кому и сколько ты должен?
МАРАТ. Да я решу вопрос, не парьтесь. И деньги за квартиру отдам. Сейчас не могу. Вот возьму кредит, и все тип-топ будет.
ЭЛЬМИРА. Как платить будешь? Это же туча денег.
МАРАТ. Еще подработку нашел, смогу кредит платить, не переживай.
ШАМИЛЬ. Марат, дай посмотрю документы, может, что подскажу. Я же кредитами занимаюсь.
МАРАТ. Сам решу.
ЭЛЬМИРА. Марат! Ты решишь вопрос, кто сомневается. А сейчас дай Шоме документы, пусть посмотрит. От него не убудет.
МАРАТ (приносит папку).  На, если не в лом, смотри. (Шамиль отсаживается с папкой).
ЭЛЬМИРА. Марат, надо делиться, нельзя замыкаться.
МАРАТ. Как говорила моя покойная бабушка, делиться нужно только радостью, а проблем у всех своих хватает.
ЭЛЬМИРА. Мара, у тебя была бабушка? Не знала! Ты никогда о своей семье не говорил.
МАРАТ. Да нечего рассказывать…
ЭЛЬМИРА. Не доверяешь?
МАРАТ. Банально все. Родаки развелись, рванули каждый свое счастье искать. Меня бабушка вырастила. Кондуктором в трамвае работала. Едет трамвай по Зеленке, дребезжит. Когда к нашему дому подъезжал, у нас в квартире стекла звенели. Я слушал и думал, может, это она едет? (Пауза) Иногда с собой брала на работу. Редко, правда. Она даже на пенсии работала, чтобы денег хватало. Ни папа, ни мама не помогали. (Пауза) После школы я в Москву уехал, никуда не поступил. Возвращаться было стремно, ну я и остался. Перебивался… В итоге оказался в ночном клубе. Стал работать диджеем. Деньги хорошие. Ну чё-то закрутился… Позвонил через месяца два, ответили чужие люди. Сказали, бабушка умерла. Я не понял. Она такая крепкая была! (Пауза) Тромб оторвался и все. Сразу наповал. Ладно, хоть не мучилась. Меня искали, а я тогда как раз номер поменял. Ну и не нашли. (Пауза) А бабушка меня любила. По-настоящему. Без денег. Без мишуры этой. Только она и была у меня, оказывается. (Пауза) Я домой приехал, а нашей квартиры уже нет. Ни фотографий, ничего не осталось на память. Вот это фигово. Живут чужие люди и даже зайти нельзя. Раз и нет родного дома.  Мать постаралась. Ну, даже не она. Развел ее один альфонс, типа на бизнес деньги нужны. Жениться обещал, она и повелась. Замуж очень хотела…
ЭЛЬМИРА. И что, мать квартиру продала что ли? Там же твоя доля должна быть!
МАРАТ. Хуже. Взяла кредит под залог квартиры. Хахаль слился с бабками, мать кредит платить не смогла. Ну и все, квартира ушла банку, еще и должна осталась. Пошли проценты.
ЭЛЬМИРА. Теперь понятно. Сколько должна?
МАРАТ. Так-то два ляма.
ЭЛЬМИРА. Капец!
МАРАТ. Да ладно, это всего лишь деньги. Главное – чтобы мама здорова была.
ЭЛЬМИРА. Всего лишь деньги? Да нас за такие деньги запросто на салат покрошат!
МАРАТ. Не сгущай, вас не тронут. (Не очень уверенно) Ну мне так кажется…
ЭЛЬМИРА. Аха, ему кажется. (Пауза) А где сейчас мама?
МАРАТ. Не знаю. Трубу не берет. Но вроде в Москве, она тут с кем-то познакомилась…
ЭЛЬМИРА. Мда… Дела… (Убирает со стола). Она опять познакомилась…
ШАМИЛЬ. Марат, ты теряешь время. Тебе не дадут два миллиона. Вот из-за этих документов, тут нужно вот такую сумму доходов нарисовать. Я дам тебе телефон людей, они все сделают как надо, оформят место работы и доход. Заплатишь им. В нашем банке примут, точно говорю. Эта система. И в Уфе так, и в Москве. Вот с такой переплатой. Потянешь?
МАРАТ. Да, нормально.
ШАМИЛЬ. Мне за квартиру можешь не возвращать. Я же не знал твою ситуацию.
МАРАТ (жмет руку). Спасибо, Шома. Утром им позвоню. (Уходит к себе).
ШАМИЛЬ (вслед). Ладно, брат, отдыхай. Но это дело не откладывай. (Оборачивается к Эльмире).Эльмира, может, тебе тоже какая помощь нужна?
ЭЛЬМИРА. Чего? Себе помоги, ладно? (Уходит к себе). 
ШАМИЛЬ (восхищенно). Вот дерзкая! (Тоже уходит к себе).


10.

Через месяц. Начало ноября, вечер. В гостиной разбросаны носки, юбка, футболка, из комнаты выходят полуодетые Залия и Шамиль, подбирают одежду, одеваются. 

ШАМИЛЬ. Не нравится мне Москва. (Ищет носки) Здесь я чужой. (Находит один носок, рассматривает его). Чужой и одинокий. А дома – там все свое и все свои, с детства знаешь всех как облупленных.
ЗАЛИЯ. А я?
ШАМИЛЬ. Что ты?
ЗАЛИЯ. Здесь я есть. Разве тебе одиноко со мной?
ШАМИЛЬ. Залия, что это ты? Я же вообще говорю. Да где же он... (Находит второй носок) А, вот он! (Переводит разговор) Слушай, я вот не понял: ты говорила, у тебя брат есть. Он чем занимается? Как он тебя одну в Москву отпустил? Отчим, понятно, может не париться, ты же ему чужая кровь.
ЗАЛИЯ (немного теряется от смены темы). Я не знаю.
ШАМИЛЬ. Как так? Пьет что ли?
ЗАЛИЯ. Да нет, наверное… Он сводный брат. Я его никогда не видела. Когда мама вышла замуж за моего папу, брат остался у своего отца на Севере. С мамой общаться не захотел. Потом папа умер, и мама вышла замуж за отчима. Отчим меня невзлюбил… Я даже завидовала брату, что он там, на Севере…
ШАМИЛЬ. Как так твой брат с матерью не общается? Разве так бывает?
ЗАЛИЯ. Не знаю. Наверное, бывает.
ШАМИЛЬ. А мама? Поехала, искала его?
ЗАЛИЯ. Нет.
ШАМИЛЬ. Почему? Это же ее сын!
ЗАЛИЯ. Наверное, дел много было. Ты же знаешь, как бывает в ауле. То сенокос, то картошка. И отчим был против.
ШАМИЛЬ. Нет, я все равно не понимаю! Как так можно? Это же мать! А ты?
ЗАЛИЯ. Я?
ШАМИЛЬ. Ты его искала?
ЗАЛИЯ. Это же далеко, Север.
ШАМИЛЬ. Не дальше Москвы. Ладно, сами знаете. (Неловкая пауза). У меня вот всего один братишка, Газиз. Я за него (наступает на Залию) не знаю, что могу сделать.
ЗАЛИЯ (отшатывается). Ты прям как волк. Даже страшно.
ШАМИЛЬ (хватает Залию за плечи, трясет ее, говорит в каком-то исступлении). Волк? Наверное, волк. Да, я волк! Я за брата всех порву. Потому что это – родная кровь, понимаешь? Роднее уже не будет! Волки своих не бросают. Даже чужого детеныша как своего вырастят. Маугли знаешь? Вооооот! А вы… Родного человека знать не хотите! Даже звери так не поступают, понимаешь? Я тебя спрашиваю?
ЗАЛИЯ. Отпусти! Ты делаешь мне больно!
ШАМИЛЬ (спохватывается, отпускает Залию). Извини. Чё-то я… Ладно, ты это, не обижайся. Пошли, провожу тебя, заодно в магазин зайду. (Надевают верхнюю одежду).
ЗАЛИЯ. Шамиль…
ШАМИЛЬ. Что?
ЗАЛИЯ. Я поговорить хотела…
ШАМИЛЬ. Не время, скоро соседи придут.
ЗАЛИЯ. Пожалуйста…Мне и так непросто говорить об этом…
ШАМИЛЬ (недовольно). Ладно, давай.
ЗАЛИЯ. Как-то не по-людски все это. Раз в неделю встречаемся на полчаса (кивает в сторону комнаты Шамиля) и все…
ШАМИЛЬ. Что еще надо? Не понимаю.
ЗАЛИЯ. Мы не разговариваем.
ШАМИЛЬ. Вот же, разговариваем! Выдумываешь на пустом месте.
ЗАЛИЯ. А в книжках по психологии пишут, что надо общаться.
ШАМИЛЬ. Ты поменьше всякой ерундистики читай, ладно? Общение еще какое-то придумали.
ЗАЛИЯ. Давай куда-нибудь сходим? В кино там или в театр.
ШАМИЛЬ. Поздно уже.
ЗАЛИЯ. Может, завтра? 
ШАМИЛЬ. Завтра дел много.
ЗАЛИЯ (упавшим голосом). Завтра же суббота.
ШАМИЛЬ. Сходим как-нибудь, обязательно сходим. Пошли, а то сейчас соседи придут. (Открывает дверь, прислушивается к гулу лифта) Айда по лестнице. Вдруг это они. Неудобно. Они никого не водят, а я – нате пожалуйста.
ЗАЛИЯ. Шамиль...
ШАМИЛЬ. Что?
ЗАЛИЯ. У нас все серьезно?
ШАМИЛЬ. Да, да, конечно... (Уходят)


11.

Открывается дверь, входит Эльмира в одежде бортпроводницы с чемоданом на колесиках. Снимает верхнюю одежду. Входит Марат в прикольной шапке ушанке.

МАРАТ. С возвращением. Как Стамбул?
ЭЛЬМИРА. Спасибо, все хорошо. (Насмешливо) Каааакой ты красивый...
МАРАТ (снимает куртку). Хорош стебаться. Не нравится – не смотри.
ЭЛЬМИРА. Ну почему. (Стягивает с Марата шапку, вертит ее). Очень нравится! Голову в метро не напечет?
МАРАТ (отнимает ушанку, кладет на полку). Не напечет. Я всегда мотор беру.
ЭЛЬМИРА. А что так? (Догадывается) Боишься что ли?
МАРАТ (передразнивает) «Боишься что ли?».
ЭЛЬМИРА. Я думала, ты ничего не боишься.
МАРАТ. Только дураки ничего не боятся. А я – умный. (Пауза) Был я там, на Лубянке во время взрыва в метро, так что…
ЭЛЬМИРА. Да ладно. Это там тебя ранило?
МАРАТ. Там. Полоснуло по спине, я не сразу почувствовал. (Пауза) Полз куда-то, потом вылез из-под обломков, встал, пошел…
ЭЛЬМИРА. Жесть.
МАРАТ. …до сих пор не пойму, как это я живой. Мог бы быть мертвый. Так что туда по доброй воле больше не спущусь.
ЭЛЬМИРА. Мара, ты вон, даже коллекторов не побоялся, а тут метро…
МАРАТ. А чё коллекторы. (Непроизвольно трогает лицо). Работа у них такая, деньги выбивать. Я не в обиде. Спасибо, что не убили, деньги то немалые. И вообще, Эльмирка, чё ты сравниваешь? С коллекторами можно договориться. С людьми вообще можно договориться. А когда ты в метро во время взрыва – с кем договариваться? Только на чудо надеяться... Я там молитву вспомнил от ужаса, прикинь? «Ля илаха иллала Мухаммад расулулла...» Откуда-то из детства... Когда еще дед был жив, он меня учил, я тогда вот такой шкет был. Говорил: «Запомни! Это волшебные слова. Однажды они тебя спасут…». Видать и правда спасли такого как я – законченого грешника.
ЭЛЬМИРА. ...мама моя тоже помолиться любит. Хотя какой от этого толк... (Пауза) Слушай, Мара, я тут подумала. Ты только не обижайся. Но все-таки, это же давно было.
МАРАТ. Ничё се давно. В десятом году вообще-то.
ЭЛЬМИРА. Ну все равно. Может, к психологу сходить? Нельзя жить в страхе... Я вон вообще летаю. А знаешь сколько самолетов падает? А я летаю.
МАРАТ. Иди ты…сама к психологу.
ЭЛЬМИРА. Ладно, чего ты. Зато теперь точно знаешь, что хочешь жить. Дома наверняка бы уже плохо кончил. Без работы, без перспектив, без будущего.
МАРАТ. Согласен. У нас в классе нормальных пацанов не осталось. Кто повесился, кто на игле, кто  алканафт, а кто сидит.
ЭЛЬМИРА. Слабаки.
МАРАТ. Что им остается? Особенно в наших аулах. Нищие, безработные, спившиеся. По статистике Башкирия на первом месте в стране по количеству самоубийств. Все от безысходности. 
ЭЛЬМИРА. Уехали бы! Я же уехала. В никуда. Без поддержки. Выкарабкалась. Работаю на международных линиях! Не фигня какая-то типа кукурузника Ебург-Уфа! Я же смогла!
МАРАТ. Эльмира, тебе повезло, согласен. Но не всем везет. И чё ты всех своим аршином меряешь? Не все могут родину бросить, не могут все в Москву уехать.
ЭЛЬМИРА (взрывается). Чё наезжаешь? Что ты знаешь о моих чувствах? Может я так тоскую по дому, что вою по ночам? Но ведь там – полный голяк! Сам же уехал! Чем ты лучше меня?
МАРАТ (устало машет рукой, его запал прошел). Ничем, Эльмирка. Я такой же, как и ты. Только я мужик, продаться за бабки не могу. (Уходит к себе переодеться).
ЭЛЬМИРА (кричит в закрытую дверь). А я могу! Лучше бежать оттуда, чем жить в нищете! Я хочу жить нормально! Только и всего! Не думать все время только о деньгах! Совсем о них не думать! В достатке жить! Мне нужен надежный как сейф брак! Что тут непонятного?
МАРАТ (возвращается в другой одежде). Да все понятно. Только с олигархом рисков реально больше. Смотри, как бы тебя не поперли через годик другой из твоей золотой клетки, а то конкуренция знаешь какая?
ЭЛЬМИРА. Дурак! (Хватается за цветную метелку, нервно метет невидимую пыль).
МАРАТ. «Дурак» – это, конечно, аргумент! Олигархов ей подавай! Да тебя заменят на раз-два как поцарапанный лексус. (Пауза, говорит мягче) Слушай, сегодня в «Ультре» башкирская дискотека. Метнись, вдруг познакомишься. Или ходи на хоккей, болей за «Салават Юлаев». Там много путевых, отвечаю! Тебе уже двадцать пять, мать, пора!
ЭЛЬМИРА. Да ну, лимита.
МАРАТ. Да ладно, «лимита». Купил квартиру и ты уже москвич. Там многие  неплохо поднялись, отвечаю.
ЭЛЬМИРА. А смысл? Путевые уже женаты. (С некоторой злостью) С кучей детей, бесят прямо! А жены? Такие хорошие, позитивные, аж противно… Каждый день в вацапе рецепты постят. Типа жизнь у них блин удалась, а на самом деле из кредитов не вылезают. А я хочу на все готовое, что в этом плохого?

В квартиру входит Шамиль с пакетами, снимает верхнюю одежду, проходит на кухню, разгружается, забивая холодильник продуктами.

ШАМИЛЬ. Вы чего раскричались, на ночь глядя? Случилось что?
МАРАТ. Да не, так, спорим.
ШАМИЛЬ. О чем?
МАРАТ. За жизнь.
ШАМИЛЬ. Делать нечего. Лучше бы ужин приготовили.
ЭЛЬМИРА. Шома, ну хоть ты ему скажи: разве плохо, что я хочу найти состоятельного отца своим будущим детям? Ненавижу бедность! Я не хочу, как мои родители, всю жизнь копейки считать!
МАРАТ. Ну, все, началось…
ШАМИЛЬ. Марат, она права. Семью надо заводить, когда уже на ногах крепко стоишь. Чтобы девушка была уверена за свое будущее и за будущее детей. Лично я так думаю!
МАРАТ. А любовь?
ШАМИЛЬ. Шутишь, да? (Уходит к себе).
ЭЛЬМИРА. Слышал? Два один в мою пользу!
МАРАТ (звонок на телефон)Тише ты! Алло. Здравствуйте, Алла Аркадьевна. Да, я буду дома, подъезжайте. (Эльмире). Завтра приедет. Бабки гони.
ЭЛЬМИРА. У меня налички нет. Ломает идти в банкомат.
МАРАТ. У Шомы займи.
ЭЛЬМИРА. Сейчас. (Проскальзывает в комнату к Шамилю). Можно?
МАРАТ (смотрит на часы). Так, надо засечь. (Эльмира возвращается с деньгами). Уложилась в пятьдесят секунд. Мировой рекорд.
ЭЛЬМИРА. Вот, возьми. Слушай, а он без очков ничего. Если привести в порядок будет не хуже тебя. Может, даже лучше!
МАРАТ. Ну да, конечно.
ЭЛЬМИРА (задумчиво). А что, запасных аэродромов еще никто не отменял! Может быть и правда Шамиль – это тема? (Уходит к себе).
МАРАТ (одевается уходить). Шамиль? Приколистка. (Уходит из дома).
ЭЛЬМИРА (выходит из своей комнаты в коротеньком сексуальном халатике, в шлепках с опушкой на высоченных каблуках, стучится к Шамилю). Шамиль, можешь помочь?
ШАМИЛЬ (выходит из своей комнаты). Конечно.
ЭЛЬМИРА. Мне в глаз что-то попало, прям сил нет. Посмотри, а?
ШАМИЛЬ. Давай. Сейчас-сейчас… (держит Эльмиру приобняв, пытается найти несуществующую соринку).
ЭЛЬМИРА. Ой… (Прильнув к Шамилю). Вроде бы уже нет ничего…
ШАМИЛЬ (не сразу понимает). Эльмира? (Ошеломлен) Эльмира...Эльмира...

Звучит легкая музыка в такт серебристому смеху Эльмиры. Как будто на миг вокруг них зажигаются звезды. Шамиль поднимает Эльмиру на руки, уносит к себе в комнату. 


12.

Шамиль выходит из комнаты, напевает, настроение у него отличное. Заходит в душ. Звонок. Эльмира в распахнутом халатике идет к двери, открывает, на пороге полная решимости Залия. Увидев Эльмиру, Залия теряется, не знает что сказать.

ЭЛЬМИРА. Слушаю.
ЗАЛИЯ. Простите…Я…это…
ЭЛЬМИРА. Ты заика?
ЗАЛИЯ. Мне нужен Шамиль... Мне надо ему что-то сказать, это очень важно!
ЭЛЬМИРА. Не получится.
ЗАЛИЯ. Что мне делать?
ЭЛЬМИРА. Что хочешь. (Пытается закрыть дверь, но Залия не дает).
ЗАЛИЯ. У меня проблемы…(чуть не плачет) Апай, поймите…
ЭЛЬМИРА. Какая я тебе апай! Нашлась родственница… Не, ваще, что за аул?
ЗАЛИЯ. Простите…Вы же старше, я из уважения…
ЭЛЬМИРА. Ну, ты достала! Что ты навязываешься? Гордости нет? Еще придешь – вызову полицию, поняла?

Выталкивает Залию, захлопывает дверь, хватается за цветную метелку. Из душа выходит Шамиль.

ШАМИЛЬ. Ох, люблю я таких чистюлечек! (Пытается обнять Эльмиру).
ЭЛЬМИРА (уклоняется). Ну, Шамиль…
ШАМИЛЬ. Кто приходил?
ЭЛЬМИРА. Агитаторы какие-то. Давай не будем никому открывать.
ШАМИЛЬ. Не будем. Зачем нам агитаторы… (подступает к Эльмире)  
ЭЛЬМИРА. Шамиль, ты давай-ка это, сделай фарш.
ШАМИЛЬ. А как я без мясорубки сделаю?
ЭЛЬМИРА. Как-как… Мелко поруби, так даже лучше. Пельмени будут сочными. А можно бузы сделать. Ел когда-нибудь бузы?
ШАМИЛЬ. Нет.
ЭЛЬМИРА. Все, будем делать бузы. Я один раз ела в Улан-Баторе. Объедение!
ШАМИЛЬ. Эльмира…
ЭЛЬМИРА. А?
ШАМИЛЬ. Не надо бузы… Идем лучше ко мне.
ЭЛЬМИРА. Зачем?
ШАМИЛЬ. Пообщаемся… Надо общаться…
ЭЛЬМИРА . Кто сказал?
ШАМИЛЬ. В умных книжках пишут…
ЭЛЬМИРА. Ну, если в книжках….

Шамиль заводит Эльмиру к себе в комнату. Затемнение.


13.

Вечер другого дня. Входит Шамиль, в  руках букет.

ШАМИЛЬ. Эльмира, ты где? (Заглядывает в комнату Эльмиры). Нету. (Набирает ее номер). Трубку не берет… Не слышит, наверное. (Ставит цветы в вазу, относит в комнату Эльмиры. Раздевается, накрывает на стол, садится перекусить. Звонок на телефон). Газиз. (Отвечает) Привет, братишка. Что? Она тебе отказала? Не любит тебя? Это она тебя недостойна! Все, забудь ее! Все, я сказал! Давай не ной! Будь мужиком! У тебя таких знаешь, сколько будет? Алло, алло! Отключился. (Пытается дозвониться).  Не берет. Может, разрядился.

Отодвигает еду, явно пропал аппетит. Входит Эльмира.

ЭЛЬМИРА. Привет. Что это ты без настроения?
ШАМИЛЬ. Да так. Дома проблемы.
ЭЛЬМИРА. Понятно. Вак-беляш, губадия… Откуда? Из дома?
ШАМИЛЬ. Нет, на Арбате в «Пышке» купил. Садись, чаю попей.
ЭЛЬМИРА (с сожалением). Хочу. Но нельзя.
ШАМИЛЬ. Немножко можно, наверное.
ЭЛЬМИРА (садится за стол). Разве что чуть-чуть. (Поклевав самую малость, убирает со стола.) А где Марат? Я ему звоню, а он сбрасывает.
ШАМИЛЬ. Не знаю. Ты где была?

Эльмира не отвечает, уходит к себе, спрашивает оттуда.

ЭЛЬМИРА. Шамиль, это от тебя цветы? Зачем?
ШАМИЛЬ (растерян). Хотел приятное сделать…
ЭЛЬМИРА. Не надо было. Я не люблю цветы. У меня от них аллергия.
ШАМИЛЬ. Я не знал… (Эльмира выходит из комнаты с чемоданом). Ты куда?
ЭЛЬМИРА. Улетаю.
ШАМИЛЬ. Ты же говорила, что в Москве будешь в эти выходные.
ЭЛЬМИРА. Ну, так получилось.
ШАМИЛЬ. Эльмира…(Подходит, пытается обнять).
ЭЛЬМИРА (холодно). Не надо, Шамиль. И кстати, Марат про нас ничего не должен знать. (Набирает номер). Алло, такси, пожалуйста. Едем в Шереметьево, мой адрес бульвар Дмитрия Донского, 40. Сейчас. Жду. (Набирает Марата)Ну, наконец. Ты когда домой? О, здорово, давай быстрей.

Нервно смахивает пыль цветной метелкой. Входит Марат. 

МАРАТ. Салют!
ЭЛЬМИРА. Пойдем, проводишь меня. Смотри, что есть (достает из кармана две бутылочки).
МАРАТ. Есть повод?
ЭЛЬМИРА. Арнольд позвонил. Сам! Позвал в Сочи. Вот, заказала выходные на три дня. Лечу! (Шамиль каменеет. Марат и Эльмира не обращают на него внимания).
МАРАТ. Да ладно! Неужели смогла окучить своего пузатика?
ЭЛЬМИРА. Не называй его так! Сердцем чую, на этот раз все получится. Считай, ты уже приглашен на свадьбу. Можешь искать нового соседа.
МАРАТ. Куда спешить? За этот месяц ты заплатила, а там – посмотрим...
ЭЛЬМИРА. Не веришь?
МАРАТ. Верю, верю. Пойдем, подруга, провожу тебя...(берет чемодан).
ЭЛЬМИРА. Блин, так колбасит... Хоть бы получилось! Хоть бы получилось!

Уходят. Звонит телефон. Подавленный Шамиль берет трубку.

ШАМИЛЬ. Незнакомый номер... Может, Газиз с чужой трубки звонит... Алло! Кто? (Равнодушно) А, Залия, привет. (Пауза) Залия, я тебе ничего не обещал. Я думал ты сама поймешь. (Пауза) Что? Ты уже здесь? (Открывает дверь, там Залия) Ну зачем этот цирк?
ЗАЛИЯ. Шамиль, я беременна.
ШАМИЛЬ. Тише ты! (Втаскивает Залию в квартиру, закрывает дверь)
ЗАЛИЯ. Отпусти!
ШАМИЛЬ. А ты не кричи. Тем более о таком. Постыдилась бы…
ЗАЛИЯ. Знаешь что?
ШАМИЛЬ. Что?
ЗАЛИЯ. Это не только мой ребенок!
ШАМИЛЬ. Какой ребенок? Какой ребенок? Он же еще не родился, значит, нет еще никакого ребенка. Клетка там какая-то. Сколько недель?
ЗАЛИЯ. Четыре.
ШАМИЛЬ. Сейчас, подожди. (Уходит к себе, забывает там мобильник, зато возвращается с деньгами). На, возьми, если не хватит – скажешь.
ЗАЛИЯ. Зачем?
ШАМИЛЬ. Ну как зачем? Сама знаешь. Сделай там это… Ну что вы там женщины делаете…
ЗАЛИЯ (пятится). Я не могу…
ШАМИЛЬ. Как хочешь. Деньгами помогу, все остальное – сама.
ЗАЛИЯ (падает на колени, плачет). Что мне теперь делать? Что? Домой возвращаться нельзя – позор. А как я тут одна? Куда я пойду с маленьким? А люди что скажут?
ШАМИЛЬ. Раньше надо было думать! Ладно... Я ж не отказываюсь. Помогать буду. Но жениться... Не могу. И вообще, откуда я знаю, с кем ты там еще в общежитии гуляла...
ЗАЛИЯ (оскорблена). Как ты можешь? Я...я же тебе поверила... (Плачет).
ШАМИЛЬ. Слушай, давай без этого: «Как ты можешь», «поверила»... Как будто я монстр. Я своей вины не отрицаю, но ты сама тоже виновата. Если идешь к мужчине в дом, то должна думать о последствиях... Таблетки там какие-нибудь пить. Ладно, что теперь говорить...(Залия идет к выходу)Стой! Деньги возьми. (Залия возвращается, берет деньги). Вот молодец. Все будет хорошо, не переживай. Все забудется. Все наладится. (Из комнаты           слышен звонок мобильного). Ты побудь тут, я сейчас. (Уходит в комнату, слышен его разговор)Алло! Вас не слышно, алло! Перезвоните!

Залия держит деньги так, будто это мерзкие змеи. Входит Марат.

МАРАТ (потрясен). Ты? Я тебя повсюду ищу, а ты – тут… (Залия приходит в себя, опускает руки, деньги дождем летят на пол. Не взглянув на Марата, Залия выходит из квартиры. Снова слышен звонок и голос Шамиля).
ШАМИЛЬ. Какой Митяй? Вы ошиблись! Ошиблись, говорю! Здесь нет никакого Митяя!
МАРАТ (бежит за Залией). Девушка, девушка…
ШАМИЛЬ (выходит из комнаты). Ушла… (Собирает деньги. Снова звонит мобильный, берет трубку)О, наконец Газиз звонит. Привет, Газиз! (Пауза) Алло, это ты, мама? Мама, почему ты плачешь? А где Газиз? (Пауза) Что? Как повесился? Из-за чего? Из-за Алтынай? Из-за девушки повесился? Как так? Я вылетаю, мама…

Оглушенный кладет трубку. Секунду стоит, застыв, затем бросается в комнату, выбегает оттуда с сумкой и курткой, достает из кармана куртки паспорт, бросает куртку на пол, выбегает, оставив дверь нараспашку. Слышно, как Шамиль бежит по лестнице вниз, одновременно гудит приближающийся лифт. Появляются Марат и Залия.

МАРАТ. Дверь нараспашку… Шамиль, ты где? Никого. (С удивлением поднимает с пола куртку). Странно. (Залие) Ты проходи, садись, он, наверное, скоро вернется. (Набирает Шамиля) Шома, ты где? Алло-алло, тебя не слышно, говори громче! Какой самолет? Случилось что? (Пожимает плечами) Ничё не понял.
ЗАЛИЯ (звонок на мобильный, смотрит на экран). Шамиль…
МАРАТ. Ответь ему! Может, тебе скажет, что случилось.
ЗАЛИЯ. Алло… Что? (Пауза, после кричит) Я не виновата в смерти твоего брата! (Бросает трубку, плачет).
МАРАТ. Тихо-тихо, что ты, успокойся…
ЗАЛИЯ. Шамиль сказал, что его брат умер из-за меня! Что Аллах наказал его из-за меня. Но я не виновата! Не виновата!
МАРАТ. Конечно, нет, что ты…
ЗАЛИЯ. За что он так со мной?
МАРАТ. Это он от горя, сам не знает, что говорит, так бывает…
ЗАЛИЯ. Никогда не смогу его простить… Никогда! (Подходит к окну) Такое чувство было, что лечу! Высоко, как беркут! А сейчас у меня как будто крылья выдрали. Я знаю, больше мне не взлететь…
МАРАТ. Не думай об этом. Тебе сейчас о маленьком надо заботиться. Спать больше. (Подводит к креслу, сажает, приносит большую тарелку сладостей) И есть за двоих. Слушай, что тебе старшие говорят. Давай, кушай. Я сейчас тебе чай заварю…
ЗАЛИЯ. Не хочу чай…
МАРАТ. Может, молоко?
ЗАЛИЯ. Да, молоко! Хочу молоко!
МАРАТ (наливает стакан молока, Залия с жадностью пьет)Вот молодец… А теперь полежи немножко, отдохни…
ЗАЛИЯ. Я только на минуточку… Только на минуточку…
МАРАТ (выносит из комнаты плед, укрывает девушку). Конечно, на минуточку. (Залия засыпает. Марат разувает ее, кладет ноги на банкетку. Звонок на мобильный Марата, он отходит, говорит шепотом). Мама! Наконец ты позвонила! Мама, я хотел тебе сказать: я решил проблему! Тебе больше ничего не грозит. Мама, будь осторожнее… Да я не учу тебя, просто беспокоюсь… (Пауза) Нет, я не издеваюсь. Ты знаешь, сколько лет я буду отдавать банку твой долг? А знаешь, с какой переплатой? (Пауза) Да нет, я не жалуюсь… Мама, послушай, мне ничего не надо от тебя… Просто не пропадай, прошу. (Пауза)  Мама, зачем ты это говоришь? (Пауза) Ладно, я понял. Я не буду больше тебя беспокоить. Мама! Если что – ты обязательно звони… Я все для тебя сделаю, ты же знаешь… (Слышны гудки, это мать бросила трубку. Марату нелегко после тяжелого разговора с матерью. Но присутствие Залии как будто возвращает ему радость жизни. Подходит к Залие, укрывает ее пледом, гладит по голове). Залия… Имя-то какое красивое…Как же долго я  тебя искал, Залия…

Садится в ногах Залии, засыпает. Затемнение. 


14.

В квартиру с дорожной сумкой входит Шамиль, теперь он в тюбетейке, лицо заросло щетиной, уже видна бородка. Идет в душ, возвращается, достает из сумки тканый ковер на всю стену, вешает, любуется на священный камень Каабы. Смотрит на часы, уходит к себе, там встает на намаз. Загадочные арабские слова звучат как музыка. Из комнаты Марата выходит Залия, слушает молитву. Следом за ней выходит Марат. 

МАРАТ. Залия, еще не поздно передумать.
ЗАЛИЯ. Так, паспорта надо взять. (Уходит в комнату Марата).

Закончив молитву, из своей комнаты выходит Шамиль. 

МАРАТ. Здравствуй, Шамиль. Мои соболезнования…
ШАМИЛЬ. Спасибо…
МАРАТ. Как ты? Помощь нужна?
ШАМИЛЬ. Нормально все, брат, я справляюсь. Марат, хотел поговорить. Собираюсь продать дом в деревне, маму забрать. После смерти брата она совсем плохая стала, нельзя ее одну надолго оставлять. Так что со следующего месяца буду искать квартиру.
МАРАТ. Да, конечно. Я тоже собрался съезжать. У меня невеста беременна. Вот, сейчас пойдем заявление подавать. Наверное…
ШАМИЛЬ. Поздравляю от души. Никах будете делать? Могу посоветовать муллу… Я тоже решил жениться. Вернее должен.

Из комнаты Марата выходит Залия. Шамиль поражен.

ЗАЛИЯ. Марат, я взяла паспорта. (Идет к выходу.)
ШАМИЛЬ. Здравствуй, Залия…
МАРАТ. Погоди, Залия… Вам надо поговорить…
ЗАЛИЯ. Пошли?
МАРАТ. Он хочет жениться…
ЗАЛИЯ. Я не глухая.

Открывается входная дверь, вваливается заплаканнаяЭльмира со своим чемоданом. 

ЭЛЬМИРА. Уроды! Ненавижу! Все, хватит с меня этих жирных ублюдков! (Плачет).
МАРАТ. Ну, все-все, Эльмирка, забей на них. Лучше познакомься. Залия, моя невеста.
ЭЛЬМИРА. Разве она не с Шамилем?
ЗАЛИЯ. Была. Пока ты не появилась.
ЭЛЬМИРА. Ух, ты, кусаться научилась. Молодец.
МАРАТ.  Да ладно вам…Давай лучше с нами в загс.
ЭЛЬМИРА. Серьезно? Я сейчас. (Уходит к себе).
МАРАТ (мягко подталкивает Залию к Шамилю). Поговори с ним. Я подожду на улице.
ЗАЛИЯ. Марат, ну что ты как святой… Как ты можешь?
МАРАТ. Лучше сейчас, чем потом. (Уходит).
ШАМИЛЬ. Залия, прости меня…
ЗАЛИЯ. Винить меня в смерти Газиза подло.
ШАМИЛЬ. Прости. (Молчат) Ты теперь с Маратом?
ЗАЛИЯ. Ему можно верить.
ШАМИЛЬ. Ты же его не любишь… Как жить будешь?
ЗАЛИЯ. А ты меня прям любишь, да?
ШАМИЛЬ. Ребенок – мой.
ЗАЛИЯ. Если бы не Марат, его бы уже не было. Так что не надо про ребенка. Эльмира!
ЭЛЬМИРА (выходит из своей комнаты). Чего?
ЗАЛИЯ. Тебя не должно быть в нашей жизни. (Пауза).
ЭЛЬМИРА. Ну, ты наглая. (Смотрят друг другу в глаза) Хотя…наверное, ты права.
ЗАЛИЯ. Собирайте вещи.

Оборачивается к Шамилю, тот молча кивает, снимает со стены ковер со священным камнем Каабы кладет в сумку. Залия выходит из квартиры.

ЭЛЬМИРА. Есть куда?
ШАМИЛЬ. В гостиницу. Я плачу.
ЭЛЬМИРА. Ты делаешь предложение?
ШАМИЛЬ. Да. Сейчас никах. Если хочешь, пойдем в загс. Свадьбу нельзя...Траур…
ЭЛЬМИРА. Но ты ведь знаешь, что я …ездила к…
ШАМИЛЬ. Не надо, все знаю. Ты меня даже не обманывала.
ЭЛЬМИРА. Тогда почему?

Шамиль молча уходит к себе, Эльмира тоже уходит к себе. 
Шамиль выносит сумки из квартиры, слышно, как вызывает лифт, возвращается.

ШАМИЛЬ. Эльмира, что ты решила?
ЭЛЬМИРА (выходит с чемоданом, сумочкой и цветной метелкой). Никах и загс.
ШАМИЛЬ. Хорошо. (Забирает чемодан Эльмиры, выходит из квартиры).
ЭЛЬМИРА (растерянно оглядывается). И это все?
ШАМИЛЬ. Эльмира!
ЭЛЬМИРА (как будто стряхивает пелену). Иду!

Выбрасывает цветную метелку в мусорное ведро, решительно выходит. Поспешно возвращается Шамиль, поднимает лежащие на полу гири, несет их так, как будто они стали еще тяжелее, чем в начале пьесы.


15.

Опустевшая квартира. Марат складывает в большой черный пакет вещи. Алла Аркадьевна стоит у окна. Говорят, но на самом деле не слышат друг друга.

МАРАТ. Я сейчас закончу…
АЛЛА АРКАДЬЕВНА (замечает обручальное кольцо на руке). Обручальное? Я не ошиблась? Поздравляю! Неужели та девушка? И свадьба была?
МАРАТ. Спасибо! Правда во сне моя жена зовет другого. Не любит меня. И никогда не полюбит. Странно устроена душа человека. Днем можно терпеть, подстраиваться, а во сне настоящие чувства прорываются. Но я привыкну, я смогу. Спасибо маме, научила играть в одни ворота. А свадьба да, была. Вдвоем в ресторан сходили, ну и все на этом.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Эх, если бы мой сын нас так осчастливил… Да где уж там…Поглотила его Силиконовая долина без остатка. Марат, вы теперь домой уедете? Или здесь останетесь?
МАРАТ. Придется остаться. У меня кредит на пять лет, так что Москва без вариантов.
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Понятно… Все едут зарабатывать… На всю страну одна Москва…
МАРАТ. Ну что делать, раз дома мы никому не нужны. Как без работы семью заводить, ребенка растить? А домой мы когда-нибудь вернемся, обязательно вернемся… Потом…Наверное…Я бы очень этого хотел…Скучаю по Уфе. Каждую ночь во сне летаю домой, кружу над улицами, над домами…
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. …все едут и едут, едут и едут…а в Москве не продохнуть…
МАРАТ. …Мой город стоит на высокой горе, а вокруг него текут реки. По самым красивым в мире чугунным мостам изо дня в день мы уезжаем из родного дома. А когда вернемся – не знает никто. Почти у самого неба на самой высокой горе ждет нас наш Салават. Дождется ли? Вернемся ли? Горько и больно, что мы не дома… И каждый раз думаешь: ну еще годик, ну еще пять, а потом уж точно мы вернемся домой… Навсегда…
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Да, родина – это очень важно. Хотя знаете, я всегда говорю: главное – семья. Одинокий человек – это ужасно. Тем более в таком большом и безумном мегаполисе… Мой муж парализован, говорить не может, но я все равно счастлива, просто от того, что он есть. Одно горько: сына три года не видели, на звонки отвечает неохотно… У него там все по минутам расписано, некогда парой фраз перекинуться, это понятно. Только знаете, в нашем возрасте начинаешь кожей чувствовать, каково это, когда время уходит по капле, когда оно на исходе…
МАРАТ. …иногда я думаю: а есть ли она, родина? Может, там, за синими туманами, и нет ничего? Нет края обетованного, где живет счастье? Я знаю: надо гнать эти мысли. Надо жить дальше. Все ради того, чтобы когда-нибудь вернуться. Главное – не потеряться по пути к родному дому…
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Время летит очень быстро. Жизнь проходит в один миг, как сон…Ничего нельзя вернуть или поменять…Ничего…(Звонок на телефон). Алло, как вы заблудились? Вы где находитесь? Стойте, я сейчас за вами приду. (Марату) Надо пойти встретить, хотят квартиру посмотреть. Вы остаетесь?
МАРАТ (берет пакет, набитый вещами) Нет, нет, я уже все. Вот ключи
АЛЛА АРКАДЬЕВНА. Ну, тогда пойдемте (Выходит).
МАРАТ (оглядывает квартиру). Вроде бы ничего не забыл. (Выходит).

На город неспешно опускаются сумерки, постепенно комнату поглощает мрак. 

ЗАНАВЕС


_____
1 Название пьесы - название очень популярной современной песни на башкирском языке
2 С башкирского – «Как дела?»
3 С башкирского – «Спасибо, хорошо».





_________________________________________

Об авторе: ШАУРА ШАКУРОВА

Драматург, сценарист, прозаик. Закончила исторический факультет Башкирского государственного университета, аспирантуру Института мировой литературы им.Горького РАН, сценарный факультет ВГИКа (мастерская А.Э.Бородянского). Работает руководителем литературно-драматургической части Национального молодежного театра РБ им.М.Карима в г.Уфа. Пьесы Шауры Шакуровой становились финалистами международных драматургических конкурсов, входили в Дайджесты лучших пьес России, неоднократно получали сценическое воплощение в профессиональных театрах России, в том числе в Москве и Республике Башкортостан.скачать dle 12.1




Наверх ↑
Поделиться публикацией:
231
Опубликовано 07 мар 2019

ВХОД НА САЙТ