Сквозь оттенки серого

(рассказ)

Анастасия попала в больницу вчера вечером. 

Тупая боль в области пупка разрасталась на протяжении нескольких часов и к вечеру, несмотря на наплевательское отношение молодой женщины к боли вообще, попросила родных отвезти её в больницу. И вовремя. Срочные анализы, диагноз - она на операционном столе, а через час - в реанимации без гнойного аппендикса.

На следующий день, находясь уже в больничной палате хирургического отделения, с запоздалым страхом думала о своем пофигизме и возможных неприятных последствиях. О них ей рассказали, когда она пришла в себя после местного наркоза .

Сейчас же она лежала недвижимо и обозревала пространство вокруг. Вот так нежданно-негаданно изменился на время ритм её жизни и она осваивала новые для себя обстоятельства.

Лечебная клиника была не из бедных, это чувствовалось по интерьеру, персоналу и оплате их услуг. Уютная палата с двумя современными функциональными кроватями и своим санузлом в отсеке окрашена в неподдающийся, на первый взгляд оценке, цвет.

У основания стены он был густо-стальным, с пепельным отливом, а по мере подъёма по ней, ближе к середине, переходил в голубиный, трансформируясь в серебряный, затем во французско-серый, и наверху, у потолка, разливался в циркон - едва различимый серебристо-голубой. "Вся палитра серого, - подумала девушка, - но как благородно-ненавязчиво-легко, со вкусом..."

Она осторожно повернула голову, чтобы увидеть ту, которая занимала кровать напротив и... замерла. Не мигая, прямо и открыто её изучала пара серебристо-серых глаз.

Невзирая на стальной блеск, взгляд излучал доброту и любопытство. Несоответствие ледяного оттенка с мягкой улыбкой придавало ему неземное очарование.

Глядя в эти огромные глаза, Настя завороженно кивнула.

-Вы давно здесь? - её голос прозвучал хрипло.
-Два дня, - откликнулась незнакомка.
-Тоже аппендицит? - Настя откашлялась, устраняя хриплость.
-Нет, я по другой причине, ещё день-другой и выпишут.

То ли от боли, то ли от голоса незнакомки Настя внутренне съёжилась. Он показался ей слишком низким, грубоватым...

Большеглазая соседка сползла с кровати и засеменила к туалету. Икры её голых ног - толстые, покрытые тонкой сеточкой голубоватых вен - неприятно поразили Настю. Может, танцовщица...

Непонятное беспокойство, появившееся с самого начала при виде молодой женщины, не отпускало её. Она не могла взять в толк, что именно напрягает, что не стыкуется... И вдруг её осенило - глаза! Эти глаза знакомы ей, она их видела...Но где и когда!

Настя старалась вспомнить - увы! Ничего не получалось. Неужели так подействовал наркоз... Она самым внимательным образом окинула возвращающуюся из туалетной комнаты незнакомку...Нет, она её не знает - угловатые движения, чужое лицо, хоть и красивое - никто не вырисовывался в её памяти, ни в близкой, ни в далёкой. Только глаза, эти знакомые глаза... Откуда они? Чьи?

-Простите, - Настя решила прекратить свои мучения, - у Вас есть брат? Выразительный взгляд и неожидаемый ответ ещё больше встревожил её.
- Нет. Ни родного, ни двоюродного. А что?
- Я Вас не знаю - это ясно, но Ваши глаза...

-Мои глаза и меня... Вы очень хорошо знаете, - усмехнулась, выдержала загадочную паузу, задумалась на миг и, сглотнув нерешительность, очертившую слегка выпирающий кадык, представилась, - Женя. Настя в замешательстве смотрела на неё... Застыла, напряглась. В раздумье и смятении, произнесла: "Нет, не знаю, простите..." Девушка с тайным лукавством, чуть-чуть заигрывая голосом, продолжала:

-Вспомните школу...Мы учились в параллельных классах...- Настя попыталась присесть, боль в месте разреза не позволила сделать это; она побледнела и не сводила взгляда с Жени. Её сознание переметнулось в прошлое, погрузилось в школьный шум, выхватывая лица ребят и девчонок. Боль, недоумение, сомнение, невероятность того, с чем она сейчас столкнулась - всё перемешалось на изумлённом лице. Да, учились, - пролепетала она, но, но... Этого не может быть...Вы, Вы были... парнем...

-Уф, наконец-то, - выдохнула Женя уже без кокетства,- раз ты признала меня, не буду скрывать, была Евгением - стала Евгенией.

-Как это? всё еще ошеломлённая Настя не сводила с неё глаз.

-Просто, сменила пол. - Настя не верила ушам своим - просто так взяла и сменила?

- Нет, конечно, были долгие раздумья, подготовка... я с детства ощущала себя девочкой, куклы, дочки-матери, ну знаешь, всякие девчачьи игры. По мере взросления стала понимать, что природа совершила ошибку - в мужскую оболочку втиснула хрупкую женскую сущность. Одним словом, не в своём теле, понимаешь... Эта мысль не давала мне покоя, я поняла, что должна исправить. Стала собирать информацию и, получив поддержку родителей, после школы уехала в Таиланд.

Краем уха Настя слушала невероятный рассказ и глазами вспоминала симпатичного Женьку в коридорах школы на переменках, мысленно видела его ладную юношескую фигуру; вот он переходит от одной стайки девочек к другой, шутит, смеётся, подходит к другой группе, оставляя и там какие-то смешные историйки и своё обаяние,..а ведь совсем недавно было, несколько лет прошло... Как влюблялись в него девчонки! как страдали, а он оказывается испытывал ни с чем не сравнимые муки... Чувствовали его непохожесть, неординарность, но никому и в голову не приходило, что за этим могло скрываться...

-В Таиланде операции по смене пола делают виртуозно. Стала работать там гидом и целый год готовилась к ней. Сложный процесс, но игра стоит свеч. Проходишь несколько этапов - психологическая подготовка, гормональная, затем сама операция, потом пластическая... Путь не из лёгких...Обрела своё тело, пришёл и душевный покой, - вздохнула знакомая-незнакомка и улыбнулась своей серебряной улыбкой.

А ты меня сразу узнала? - спросила Настя.

-Узнала, не хотела вводить тебя в шок. А как увидела твоё смятение, решила рассказать.
- А здесь по какому поводу? - Настя всё еще не пришла в себя от услышанного.

- Время от времени профилактически ложусь на осмотр, Таиланд не близок...Эта палата мне нравится, она одна окрашена в серые тона. Необычные сочетания. Вопреки общепринятому мнению не всё серое безнадёжно, в нём целая палитра чистоты и свежести...

-И твои глаза тому подтверждение,- рассмеялась Настя,- более лучистых и ярких, чем они не доводилось видеть. Женя благодарно кивнула, оценив поддержку бывшей соученицы.

-Завтра меня выписывают, я постараюсь сделать подтверждение более зримым,- пообещала новоиспечённая подруга.

Засыпая, Настя про себя отметила, что избавление от гнойного аппендикса привнесло в её жизнь нечто такое, что раньше ни при каких условиях она не смогла бы ни понять, ни принять.
Жизнь человека полна неожиданностей, и никто не знает, на каком из её поворотов обретёшь новые оттенки и по-другому посмотришь на то, мимо чего проходила раньше не задумываясь.

Утром, когда её привезли в палату из процедурной и уложили на кровать, перед ней предстала Евгения в женском великолепии.
Одетая в изысканно серый, переходящий из одного оттенка в другой, она излучала счастливый свет. Наряд создавал образ стильной яркой женщины, уверенной в своём выборе и неотразимости. Шёлковая ткань мягко облегала её невысокую грудь, плавно спускалась по бёдрам, подчёркивая их округлость, и в то же время придавала лёгкость фигурке фосфоресцирующей голубоватой структурой. Женя улыбалась. И улыбка так шла ей, женщине, обретшей себя.

В порыве передавшегося ей счастья, Настя, забыв о боли, впервые после операции присела. Подозвав Женю к себе, обняла, с чувством прошептала: "Ты и парнем была отличным, но в образе женщины - бесподобна!"

-Будем дружить в моём новом качестве, хотя должна признаться, что в той жизни ты мне очень нравилась,- рассмеялась Евгения и добавила подмигнув, - кто старое помянет...

11:17
104
Через что приходится пройти, чтобы остаться Человеком…
07:33
Согласна с вами, Александр! Как и с тем, что им надо родиться…